Суббота, 24.06.2017, 20:20
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Зоя » Статьи

По имени своей любимой героини гражданской войны Татьяны Соломахи - Зоя назвалась Таней.
12.07.2013, 11:33

День, когда наша этажерка (она стояла в углу, у изголовья Зоиной кровати) украшалась новой книжкой, был у нас праздничным, мы снова и снова заговаривали о своей покупке. Читали новую книгу по очереди, а иногда по воскресным вечерам и вслух. Одной из таких сообща прочитанных книг был сборник очерков, назывался он "Женщина в гражданской войне". Помню, я сидела и штопала чулки, Шура рисовал, а Зоя раскрыла книгу, собираясь читать. Неожиданно Шура сказал: - Знаешь, ты не читай подряд. - А как же? - удивилась Зоя. - Да так: ты открой наугад; какой откроется, с того и начнем. Право, не знаю, почему это ему пришло в голову, но так и порешили. Первым открылся очерк "Татьяна Соломаха". Помнится, там были отрывки из трех тетрадей: сначала о сельской учительнице Татьяне Соломахе рассказывал ее брат, потом - ученик и, наконец, - младшая сестренка. Брат рассказывал о детстве Тани, о том, как она росла, училась, как любила читать. Тут было место, дойдя до которого Зоя на секунду остановилась и взглянула на меня: строки о том, как Таня прочла вслух "Овод". Поздно ночью Таня дочитала книгу и сказала брату; "А ты думаешь, я не знаю, зачем живу?.. Мне кажется, что я по каплям отдала бы всю свою кровь, только чтоб людям жилось лучше". Кончив гимназию, Таня стала учительствовать в кубанской станице. Перед революцией она вступила в подпольную большевистскую организацию, а во время гражданской войны - в красногвардейский отряд. В ноябре 1918 года белые ворвались в село Козьминское, где в тифу лежала Таня. Больную девушку бросили в тюрьму и пытали, в надежде, что она выдаст товарищей. Гриша Половинко писал о том, как он и другие ребята, которые учились у Тани в школе, побежали к тюрьме - им хотелось увидеть свою учительницу, чем-нибудь помочь ей. Они видели, как избитую, окровавленную Таню вывели во двор и поставили у стены. Мальчика поразило ее спокойное лицо: в нем не было ни страха, ни мольбы о пощаде, ни даже боли от только что перенесенных истязаний. Широко открытые глаза внимательно оглядывали собравшуюся толпу. Вдруг она подняла руку и громко, отчетливо сказала: "Вы можете сколько угодно избивать меня, вы можете убить меня, но Советы не умерли - Советы живы. Они вернутся". Урядник ударил Таню шомполом и рассек плечо, пьяные казаки стали избивать ее ногами и прикладами. "Я тебя еще заставлю милости просить!" - кричал ей палач-урядник, и Таня, вытирая струившуюся по лицу кровь, ответила: "А ты не жди: у вас просить я ничего не буду". И Зоя читала дальше: о том, как снова и снова, день за днем пытали Таню. Белые мстили ей за то, что она не кричала, не просила пощады, а смело смотрела в лицо палачам... Зоя положила книгу, отошла к окну и долго стояла не оборачиваясь. Она редко плакала и не любила, чтобы видели ее слезы. Шура, давно уже отложивший свой альбом и краски, взял книгу и стал читать дальше. Рая Соломаха рассказывала о гибели сестры: "Вот что я узнала о ее смерти. На рассвете 7 ноября казаки ввалились в тюрьму. Арестованных начали прикладами выгонять из камеры. Таня у двери обернулась назад, к тем, кто оставался. - Прощайте, товарищи! - раздался ее звонкий, спокойный голос. - Пусть эта кровь на стенах не пропадет даром! Скоро придут Советы! В раннее морозное утро белые за выгоном порубили восемнадцать товарищей. Последней была Таня... Верная своему слову, она не просила пощады у палачей". (Из книги: Любовь Тимофеевна Космодемьянская. Повесть о Зое и Шуре.)

О скольких героях мы знаем, а сколько их легло в родную русскую землю безвестными! И лишь иногда, чудом, мы узнаем о них.

… На обочине Минского шоссе, недалеко от поворота на деревню Петрищево, где стоит бронзовый памятник Зое Космодемьянской, осенью 1941 г. бились с фашистами воины 612-го полка 144-й дивизии. Через 25 лет на этом месте в распиленной березе нашли патронную гильзу с запиской. В ней удалось прочитать: «Нас было 12 послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. И мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я - Александр. Но враги без пощады лезут. Уже на дороге горят 19 машин. Но нас двое. Мы будем стоять, пока хватит духа, но не пропустим их до подхода своих.
И вот я остался один: раненный в голову и руку. И танки прибавили счет… Уже 23 машины. Возможно, я умру. Но, может, кто-нибудь найдет когда-нибудь мою записку и вспомнит героев. Я из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья. (Рядовой Александр Виноградов)»



«ДОРОГОЙ ВОЖДЬ И УЧИТЕЛЬ»
Дарю Вам портрет Зои Космодемьянской, образ которой я выносила в своем большевистском сердце, создавали его в течение нескольких лет. Желаю Вам, дорогой, любимый наш вождь, друг и учитель, от всего сердца многих и многих лет жизни и здоровья. (От скульптора З. Ракитиной)
Категория: Статьи | Добавил: Алена
Просмотров: 1436 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 2.5/2
Всего комментариев: 1
1  
Скажите, а где можно найти и почитать эту книгу о Татьяне Соломахе, которую читала Зоя?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]