Вторник, 12.12.2017, 01:55
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Техника и вооружение » Мины

Мина замедленного действия
25.06.2013, 23:13

"— Пожалуйста, будь осторожен. Запомни, запомни твердо, что минер в своей жизни совершает только одну ошибку… По той простой причине, дорогой, что его разрывает на части после этой первой ошибки…
Степан Сергеевич тревожился не зря: наши мины, тогда еще лишенные ограничителей, были похожи на пороховые бочки с горящей внутри свечой — нечто вроде того «порохового заряда», которым четыреста лет назад Грозный взорвал крепостные стены осажденной Казани. Наши минеры, впрочем, утверждали, что они несравнимо лучше, чем обычные партизанские «мины с веревочкой», которые, по существу, привязывают к себе минеров в момент диверсии и применимы только в том случае, когда минер может скрыто лежать у места взрыва несколько часов кряду.
Но «минных энтузиастов» уже не удовлетворяла наша обычная мина. Они задумали сконструировать такую, которая была бы безопасна при ее укладке, рвалась бы автоматически от силы тяжести, переданной на нее, и была бы рассчитана на строго определенную нагрузку.
Неразговорчивый обычно Кириченко, мечтая о новой мине, становился словоохотливым и, сверкая из-под густых бровей медвежьими черными глазками, гудел:
— Какая это будет драгоценная мина, Батя! На ней взорвется тяжелый грузовик и танк. Но мотоциклист — ни-ни! Проедет над ней совершенно спокойно. И мы добьемся, что наши мины, кроме того, будут и невидимы для фашистов — никакой миноискатель не обнаружит их.
Наши минеры каждую свободную минуту отдавали поискам этого нового образца мины. И Геня ходил за конструкторами по пятам, вслушивался в их споры, что-то сам вычислял в своей тетрадке. Но с советами ни к кому не приставал." (Игнатов. Записки партизана.)

Для партизан и разведывательно-диверсионных групп, забрасываемых в тыл врага, в Советском Союзе в годы Великой Отечественной войны широко практиковалось создание мин, подрывных и зажигательных устройств специального назначения.
Как впоследствии вспоминал главный инженер Государственного союзного конструкторского бюро 47 (ГСКБ-47) Н. И. Крупнов, по заданию наркома боеприпасов СССР Б. Л. Ванникова для разработки мин, подрывных и диверсионных средств для партизанских отрядов в этом бюро создали группу инициативных конструкторов, в которую вошли Н. С. Носков (начальник отдела) и инженеры Б. М. Ульянов, В. А. Ряполов, Г. М. Дьячков, Г. В. Боголюбов, И. М. Матвеев. Вначале они изучили мины, изготовляемые и применяемые партизанами. Они были просты по конструкции, но опасны при эксплуатации и без труда обнаруживались при контрольных обходах железнодорожных путей. Специалисты ГСКБ-47 должны были разработать безопасные и безотказные мины, в том числе замедленного и неконтактного действия, и организовать их промышленное изготовление с целью последующей отправки устройств непосредственно в тыл противника — тем, кому их продукция помогала успешно громить врага.
В начале 1942 года группа Н. С. Носкова создала вибрационный замыкатель ВЗ-1, предназначенный для использования в противотранспортных минах. По свидетельству полковника И. Г. Старинова, бывшего начальника Высшей оперативной школы особого назначения, готовившей кадры минеров для партизанских отрядов и диверсионных групп, мины с вибрационным замыкателем ВЗ-1 не требовали особой установки и работали надежно как на самом железнодорожном полотне, так и в стороне от него на расстоянии до 1 метра и на глубине до 1 метра.
Массовое применение вибрационных замыкателей ВЗ-1 позволило в значительной мере отказаться от железнодорожных мин контактного (нажимного) действия. Из-за сложности установки и усиленной охраны противником железных дорог массовое применение контактных мин было практически невозможно даже в летнее время. Вибрационный замыкатель ВЗ-1 был принят на вооружение и направлен в партизанские соединения в Белоруссию, на Украину, Смоленщину и в Брянские леса. Замыкатель безотказно срабатывал при передвижении тяжелой немецкой техники и пеших колонн. На его основе были созданы противотранспортные мины замедленного действия нескольких типов.
Для подрыва фугасных зарядов при разрушении железнодорожных путей на оккупированной территории в 1942 году Н. П. Ивановым был разработан поездной взрыватель ПВ-42, который устанавливался под рельсы и срабатывал при прохождении первого поезда.
Именно для борьбы со стремлением немцев локализовать действие партизанских мин на железных дорогах и уменьшить причиняемый ими ущерб посредством прохождения по наиболее опасным участкам дорог контрольных поездов — нагруженных балластом дрезин были созданы специальные минно-инженерные боеприпасы нового типа.
Высокую оценку партизан получила так называемая мина второго поезда М2 П, сконструированная Николаем Сергеевичем Носковым и Борисом Михайловичем Ульяновым. В донесении начальника инженерно-технического отдела Белорусского штаба партизанского движения майора А. Иволгина приводятся данные об этом устройстве: «Докладываю о результатах испытания опытной партии противопоездных мин М2 П. Было установлено 19 мин, из которых 17 взорвались под вторым поездом и две при попытке разминирования. При помощи М2 П было уничтожено паровозов — 15, вагонов с разным грузом — 130, дрезин — 1, убито и ранено 503 солдата и офицера, тактико-технические требования мина оправдала блестяще».
В отличие от мин МЗД-2 и ДМ, предназначенных специально для минирования железных и автогужевых дорог и срабатывавших от первого сотрясения, противопоездная мина М2 П была устроена так, что взрывалась только при втором сотрясении.

Ульянов рассказывал: «Еще летом 1942 года первый партизанский заказ поступил в ГСКБ-47 на универсальную, компактную мину, которая должна срабатывать при сдвиге. Над чертежами немало поломали голову. Ведь требовалась не только удобная в обращении, надежная мина, но и простая, дешевая в изготовлении. К тому же сроки поджимали. Однако придумали. В папиросную коробку «Тройка» вмонтировали несложный механизм, начинили ее взрывчаткой.
Первые испытания провели прямо во дворе своего предприятия. Сначала с частичным зарядом, потом осмелели и, конечно, соблюдая все меры предосторожности, подорвали мину с полным зарядом. Администрации не очень понравились эти эксперименты, и нас попросили найти другое место. Заканчивали проверку в Измайловском парке. Опытную партию через линию фронта отправили к белорусским партизанам».
Отзыв партизан об этой универсальной мине хранится среди других партизанских документов в Центральном архиве Министерства обороны РФ: «Первая опытная партия, 50 штук, была заслана в партизанские отряды. Мина зарекомендовала себя среди партизан… положительно. Так, например, будучи установлена в коляске мотоцикла, она взорвалась при посадке немецкого офицера, который был убит, стоявшие с ним два офицера также были убиты. Мина, положенная в ящик письменного стола, взорвалась при открывании последнего».
Для поджога складов и других объектов в ГСКБ-47 были разработаны так называемые карандаши — картонные трубки диаметром около 30 мм и длиной примерно 180 мм, заполненные пиротехническим составом. Трубка, оформленная в виде карандаша, имела внутри взрыватель с капсюлем-воспламенителем. Его можно было устанавливать на разное время замедления. Достаточно было, проходя мимо поджигаемого объекта, выдернуть в кармане из карандаша чеку и бросить мину в нужное место. Через 15–20 мин мина воспламенялась.
Использовались также разработанные и изготовленные в отделе Н. С. Носкова диверсионные мины СК («спичечные коробки»), по внешнему виду похожие на коробки спичек и взрывавшиеся при малейшей попытке поднять их.
«Вслед за ними, — рассказывал Ульянов, — мы сконструировали малую неизвлекаемую мину. На испытаниях опытных образцов подтвердились ее надежность, удобство в обращении и установке». Вот выдержка еще из одного архивного документа: «Применение в боевых операциях только 15 опытных экземпляров позволило уничтожить 3 эшелона с горючим, 23 цистерны с бензином, 8 вагонов, 3 паровоза, спиртзавод, 188 тонн спирта».
По словам Б. М. Ульянова, «потом дали нам новый заказ — найти заменитель дефицитной импортной мины, так называемой липкой. Справились и с ним». Липкая мина ПЛМ, разработанная талантливыми конструкторами взамен импортной, использовалась для диверсий 
на аэродромах противника, железнодорожных станциях и т. п. Она крепилась к самолетам, автомашинам, цистернам и т. д. «Мина, прикрепленная под столом в офицерской столовой, взорвалась, когда там находилось несколько человек. При боевом использовании только 21 мины уничтожено: автомашин — 10, мотоциклов — 2, вагонов с боеприпасами — 4; повреждено паровозов — 2; убито и ранено 24 солдата и офицера. При этом ни одна мина не оторвалась» — эти цифры из еще одного донесения Центрального штаба партизанского движения, хранящегося в Центральном архиве Министерства обороны.
В конструкторском отделе, руководимом Н. С. Носковым, специально для партизан была создана дорожная мина ПДМ в трех вариантах для минирования проселочных дорог, троп и других путей следования немецких войск.
Примерами массового и эффективного применения минно-подрывных средств на коммуникациях немецких войск явились крупнейшие операции советских партизан, известные под кодовыми названиями «Рельсовая война» и «Концерт».



Устройство мины МЗД-2.

Устройство мины предельно простое. Это дощатый ящик со сдвижной верхней крышкой, обеспечивающей доступ к механизмам мины.
Внутренний объем корпуса разделен на два отсека. В заднем отсеке помещаются тротиловые шашки общим весом от 2 до 6 кг. В зависимости от массы заряда корпус может иметь различную длину от 31 до 51 см.



В переднем отсеке помещается электрохимический взрыватель ЭХВ (1), две батареи КБС-Л-0,50 (2) питания э
лектродетонатора, два инерционных замыкателя (3), играющие роль датчиков цели, расположенные под углом 90 градусов относительно друг друга, включенные в цепь параллельно, и провода электровзрывной цепи.
Мина доставляется к месту минирования неокончательно снаряженной. В корпус вставлены шашки, батареи питания, инерционные датчики цели, а взрыватель ЭХВ и электродетонатор перевозятся в собственной укупорке.
Глубина установки мины должна быть в пределах 0.6-0.9 метра (считая от верхней крышки мины), а зимнее время - 0.4-0.5 м. При поспешном минировании допускается глубина установки 0.2-0.25 м.



Электрохимический взрыватель ЭХВ, выполняющий в данной мине роль электрозамыкателя замедленного действия внешне представляет собой бакелитовый (фенопластовый) пенал диаметром 33 мм. (в широкой части 75 мм.) и длиной 15.6 см.
Внутри помещается медная электролитическая ванна (1), представляющая собой отрезок медной трубки, закрытой пластмассовыми пробками с обоих концов. Она заполнена электролитом. Сквозь ванну проходит медная изолированная проволока, которая в средней своей части обнажена. Один конец этой проволоки с помощью припоя закреплен на пробке, а второй конец ее прикреплен к подпружиненному ударнику (2). В припой упирается положительный контакт электрической батареи КБ-У-1.5 (3). В расширенной части взрывателя помещается пластмассовая пластина, на которой размещены два пружинных контакта с зажимами. Провод от одного контакта проходит к электролитической ванне и припаян к ее стенке. Ко второму контакту прикреплена пружинистая металлическая пластинка, которая опирается на отрицательный контакт батареи. В этих двух контактах может зажиматься металлическая ламель (4) с калиброванным сопротивлением. Пенал закрывается завинчивающейся крышкой (5). С противоположной стороны в пенал ввинчивается электроконтактная пробка (6).
Как только ламель, имеющая нужные параметры (срок замедления) будет вставлена в зажимы, замыкается электрическая цепь - положительный полюс батареи - проволочка внутри электролитической ванны - корпус ванны, - синий провод, зажим-ламель- второй зажим, отрицательный полюс батареи. Под воздействием электротока проволочка начинает растворяться и по истечении определенного времени разорвется. А поскольку только она удерживала подпружиненный ударник, то последний теперь пойдет вперед и замкнет электроцепь. С этого момента электровзрывная цепь мины разомкнута только в инерционных замыкателях, которые играют роль датчиков цели.
Каждый взрыватель снабжается набором ламелей, на которых обозначен срок замедления от 12 часов до 120 суток, однако использовать ламели с обозначениями от 12 часов до 10 суток разрешается, если с момента изготовления взрывателя прошло не более 2 месяцев. Обезвреживать разрешается мины, у которых прошло не более половины срока замедления.
Обезвреживание взрывателя - отвинтить крышку, извлечь ламель. Затем извлечь взрыватель из мины и вывинтить запал. Обезвреженные взрыватели подлежат уничтожению. Повторное их использование не разрешается.
Электрозрывная цепь мины включает в себя электродетонатор, взрыватель ЭХВ, два инерционных замыкателя и две батареи питания электродетонатора. В боевом положении с началом работы мины эта цепь размкнута в двух местах - взрывателем ЭХВ и инерционными замыкателями. При прохождении над миной поездов один из инерционных замыкателей (датчиков цели) замыкается, но взрыва не происходит, поскольку цепь также разомкнута взрывателем ЭХВ. После прохождения поезда инерционный замыкатель вновь размыкается. Как только ЭХВ отработает время замедления, он замыкает цепь на своем участке. Теперь цепь разомкнута только инерционными датчиками. При первом же прохождении над миной поезда один из двух датчиков замыкается и на электродетонатор подается ток. Взрыв.
Инерционные датчики включены в цепь параллельно и работают независимо друг от друга. Они размещены в перпендикулярных плоскостях, поскольку такой датчик реагирует на движение только в направлении крышка-дно датчика и не работает, если движение или колебания почвы действуют в перпендикулярном направлении.

 

Категория: Мины | Добавил: Ekaterina_Timoshkina
Просмотров: 2183 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]