Вторник, 12.12.2017, 01:54
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Техника и вооружение » Авиация

ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ: ИЛ-2 - Летающий танк
[ Скачать с сервера (177.2Kb) ] 08.10.2013, 11:30

ил-2
ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ
Ил-2 "Летающий танк"
 
Ил-2 советский штурмовик времён Великой Отечественной войны, созданный под руководством С.В.Ильюшина. Самый массовый боевой самолёт в истории - было выпущено более 36 тысяч штук.
С легендарного Ил-2 берет начало современная штурмовая авиация. В Красной Армии самолёт получил прозвище «горбатый» (за характерную форму фюзеляжа). Конструкторы называли разработанный ими самолёт «летающим танком». Немецкие пилоты за живучесть называли его «бетонный самолёт» и «цементированный бомбардировщик». У наземных войск вермахта самолёт пользовался дурной репутацией и заслужил несколько почётных прозвищ, таких как «мясник», «мясорубка», «Железный Густав».
 
Ил-2 превосходил по защищенности все советские самолёты. Причина этого — тактика применения, Илы большую часть времени висели над линией фронта на небольших высотах, притягивая к себе огонь всей вражеской зенитной артиллерии. Общий уровень боевых потерь Ил-2, характеризуемый безвозвратными потерями, составил 2,8 процентов от общего количества самолёто-вылетов. При этом боевые повреждения регистрировались в 50 процентах самолёто-вылетов. Отмечались случаи, когда самолёт самостоятельно возвращался с боевого задания, имея более 500 пробоин в крыле и фюзеляже. 
 
Ил-2 КСС — одна из модификаций двигателем АМ-38Ф, но форсированным до 1720 л. с., с некоторыми аэродинамическими и конструктивными улучшениями.
Вместо металлического бака устанавливались фибровые протектированные бензобаки,в которых большинство мелких пробоин через некоторое время затягивалось специальным составом-протектором, имеющим свойство загустевать на открытом воздухе. На испытаниях баки сохраняли герметичность даже с 17 пробоинами от пуль калибра 7,92 и 13 миллиметров, выпущенных из немецкого оружия.
 
Миненков Константин Иванович
(117-й ОКРАП, летчик, 72 б/в)
После СБ Ил-2 поменьше и попроще в управлении. Он мог прощать грубые ошибки, которые СБ не прощал. Я после Ил-2 летал на Ил-10. Тебе на Ил-2 сделают в крыле дыру в метр, а он все равно прет. До аэродрома точно дойдешь, сядешь. А у Ил-10 скорость была больше: вместо 320 км/ч — 350 км/ч. Зато, если какой-нибудь лючочек приоткроется, самолет теряет устойчивость, и неопытный летчик мог разбить его на посадке.
 
Штангеев Николай Иванович
(312-й ШАП, летчик, 142 с/в)
Взлетели. Пролетели немножко, смотрю — сплошной дым, гарь. Там была каша, где наши, где немцы — не поймешь! Летим. Ведущий качнул крыльями — приготовиться к атаке. Я взглянул наверх, а надо мной на встречном курсе идет строй немецких бомбардировщиков! У меня в сознании промелькнуло: «Они же сбросят бомбы прямо на нас!» Пока я туда смотрел, группа ушла в пикирование. Я переворотом вошел в отвесное пике за ними. В этой кутерьме, в этом аду я ничего не видел, сбросил четыре бомбы, выстрелил реактивными снарядами, с пушки и пулемета немножко пострелял. Не поймешь, что происходит. Стрелок говорил потом: «Я чуть с ума не сошел». Я выскочил на 150 метров. На большой скорости выхожу на свою территорию, а самолетов-то нет! Куда лететь? Я же — салажонок! Потом вижу впереди два самолета. Думаю: «Наверное, наши». На газу иду к ним, немного проскакиваю, гашу скорость и горкой подстраиваюсь. Пришли домой, сели. Смотрю, идут командир полка, инженер и штурман. Подходят: «Товарищ Штангеев! Мы вас поздравляем с первым вылетом. А теперь скажет командир, который вас водил». Он говорит: «Благодарю тебя, что спас мне жизнь!» Я говорю: «Я ничего не знаю. Как это получилось?» Оказалось, что в тот момент, когда я пристраивался к группе и задрал нос, чтобы набрать высоту, на него «Фокке-Вульф» заходил. Он бы его сбил, но, видимо, испугался моего маневра и отвернул. Получается, что я спас командира, но сам этого не заметил.
А вот другой вылет:
Приходим к линии фронта. Нас облачность прижимает до 300 метров. Это — нижняя граница, когда еще можно сбросить бомбы так, чтобы они не повредили самолет. Я захожу на цель. Огонь — страшный. Спикировал, обработал цель из пушек и пулеметов, развернулся. Бомбы еще не сбросил. На втором заходе сбросил бомбы. Немного осмелели, сделали третий заход, выходим на свою территорию. Посмотрев влево, увидел, что в стороне идут мои экипажи, а надо мной висит «Фокке-Вульф». Ну, думаю, все, сейчас он меня срубит. Я даю форсаж, прижимаюсь к земле — иду на высоте метров десять, и он сверху, как привязанный. Я газ немножко убрал, он выскочил вперед, я опять даю форсаж, подбираю ручку и как нажал все гашетки! Он с дымком отвалил, а я пошел на свою территорию. Прилетели домой, командир полка уже поздравляет со сбитым — пришло подтверждение. Мне за этот самолет 1200 рублей дали. 
 
Машина, конечно, не маневренная, но очень живучая. Самолет сохранял устойчивость в полете, даже имея серьезные повреждения. Обзор из кабины был отличный, да и сама кабина была просторная. Кстати, после Ил-2 Ил-10 не любили — тяжелый и сложный в управлении.
 
Анкудинов Павел Ефимович
(621-й ШАП, летчик, 105 с/в)
 
Ориентироваться на Ил-2 очень сложно. Он слепой, смотришь в форточку. Трудно что-то увидеть, тем более мне надо его держаться. Линию фронта пересекли на 1200–1300. Вижу, появились шапки, начали метаться, ну и я со всеми. Он стал плавно терять высоту и выходить на цель. Пришли на цель, пикируем градусов под пятьдесят. Смотрю — у него бомбы пошли. Я за «сидор» дернул — тоже сбросил. Новый заход. Я держусь за комэском.  Встали в круг и стали штурмовать, сначала РС. Тут уже пикировали — градусов под тридцать. В следующем заходе из пушек обстреляли войска, а на выводе стрелок из крупнокалиберного.пулемета их пошерстил. Потом собрали нас на змейке и пошли домой. В этом вылете полк потерял два самолета, а я привез несколько дырок — ерунда. Важно, чтобы двигатель и управление были целы, а остальное золотые руки техников залатают. После второго вылета комэск подошел: «Вы как, Анкудинов?» — «Товарищ капитан, я ничего не понял». — «Не волнуйся, так и должно быть, пройдет пять-шесть вылетов, все поймешь. Ты делал все правильно, не потерял ни меня, ни группу, все пойдет хорошо. А ориентироваться я тебя научу». Вылет за вылетом я стал лучше летать и ориентироваться. Примерно вылетов тридцать мы с ним сделали. После этого стал водить. Сначала небольшие группы, а потом эскадрилью и полк.
Иногда получали такие большие пробоины в плоскостях, что земля просматривалась. 
Но самолет очень живучий — приходили, вот только тормозные щитки старались не выпускать. Если щитки выпустишь, а один не выйдет, то самолет перевернется.
 
 
Аверьянов Валентин Григорьевич
(15-й ГвШАП, 192 с/в)
 
Самолет для этой войны был хороший и нужный. Да, он не очень сберегал экипажи, но как оружие — это была отличная машина. Она помогала пехоте, танкам, артиллерии. Да, пикировать он не мог, но за счет работы на малой высоте был очень эффективным. Мы брали 400 кг бомб, редко 600 — не взлетал. Правда, настоящего бомбардировочного прицела у штурмовиков не было, но мне кажется, он им и не был нужен. Для чего он? Там некогда прицеливаться! То же относится и к РС — летели, пугали. Самое точное оружие штурмовика — это пушки. Очень хорошие 23-миллиметровые пушки ВЯ. Приходилось лететь и с 37-миллиметровыми пушками НС-37. Когда из них стреляешь, самолет останавливается — очень сильная отдача. Удовольствия никакого, но мощное, конечно, оружие.
 
Сборник Артём Драбкин "Я дрался на Ил-2"
 

Штурмовик Ил-2 «Месть Бариновых»

 

Жительницы Ленинграда П.В. Баринова и ее дочь Е.П. Баринова вместе с пилотом капитаном Г.М. Паршиным, летавшим на самолете Ил-2, подаренным Бариновыми. В кабине штурмовика — воздушный стрелок старший сержант И.Г. Скрипников.

Перед войной семья Прасковьи Васильевны Бариновой состояла из шести человек: муж, три дочери и сын. В 1942 году в блокадном Ленинграде умерли муж Прасковьи Васильевны и младшая, пятилетняя дочь. Сын Виктор, воевавший в ополчении, пропал без вести в боях за оборону города.

27 января 1944 года, в день праздничного салюта в честь полного освобождения Ленинграда от блокады, мать и дочь Бариновы (они обе работали в 27-й Ленинградской поликлинике: мать — санитаркой, дочь Женя — медсестрой) внесли все свои сбережения (в том числе и наследство, оставленное их семье одним из родственников) в фонд обороны страны, и обратились с просьбой к правительству — построить на эти деньги самолет, назвав его «Месть Бариновых».

1 июня 1944 года новый самолет-штурмовик Ил-2 в присутствии Бариновых был торжественно передан лучшему летчику 943-го штурмового авиаполка 13-й воздушной армии Ленинградского фронта капитану Георгию Михайловичу Паршину. На левой стороне фюзеляжа была надпись «Месть Бариновых», на правой — «За Ленинград». На этом самолете Г.М. Паршин сделал более ста боевых вылетов, принимал участие в освобождении Эстонии, Латвии, Литвы, в штурме Берлина, сбил 10 самолетов, уничтожил большое количество техники и живой силы противника. Ему было дважды присвоено звание Героя Советского Союза — 19.08.1944 и 19.04.1945.

Г.М. Паршин погиб 13 марта 1956 года при выполнении испытательного полёта на самолёте Ил-28. П.В. Баринова умерла в 1974 году, ее дочь Евгения — в 1972.

Категория: Авиация | Добавил: TataNikita
Просмотров: 3345 | Загрузок: 111 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]