Воскресенье, 20.08.2017, 12:56
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Сталин » Видео

Сталин в своей 1-й ссылке: где тебя встретит великий шаман
25.04.2015, 19:34


МЕНЯ АРСЕНЬЕВ ЗОВУТ А ТЕБЯ? ДЕРСУ УЗАЛА Меняйлов представляет. МЕСТО ПОПАЛОСЬ НЕПРИВЕТЛИВОЕ БАБАЯН Как сказано «неприветливое» место – это священное место, куда жизнь допустила Арсеньева, чтобы он именно здесь впервые встретился с Дерсу Узалой. Место воспринимается как неприветливое только одной из двух параллельно живущих в нас жизней – а именно тёмной нашей стороной – потому что место это священное. Смысл священного места – это тема! Одна из важнейших тем в жизни человека. Священные места активизируют совесть, населению это не нравится, а шаманам, наоборот, даже очень. Шаманский рост Арсеньева можно вычислить по тому, что ему было по силам принять решение на священном месте ночевать ВЫТАСКИВАЕТ ЧАСЫ, хотя отойди несколько десятков шагов в сторону – и границу священного места перешагнёшь. Это в некачественной экранизации Бабаяна об этом месте сказано коротко, мельком, дескать, «неприветливое». БАБАЯН А вот в фильме гения мирового кинематографа, или как его ещё называют, императора японского кино Акира Куросавы, который специально приехал в Россию, чтобы снять «Дерсу Узала» на месте событий и с непременным участием русских, священному месту уделено существенно большее внимание. Обратите внимание на бурелом и страдающие выражения лиц. ВСТРЕЧА ПО КУРОСАВЕ 

А в книге Арсеньева «Дерсу Узала» внимание священному месту уделено ещё большее. Указано, что священное место расположено у подножья горы, являющейся горным узлом. То есть самая высокая гора на месте пересечения двух горных хребтов. С этой горы берут начало 4 реки, их Арсеньев перечисляет. То есть это место найти несложно – и по горному узлу, и по рекам, но, главное, по тому ощущению ужаса, которое оно, как и всякое священное место, вызывает. Считается, что Акиро Куросава, император японского кино, приехал снимать «Дерсу Узала» в Россию специально для того, чтобы сохранить достоверность. И снимал в дебрях Уссурийского края – даже опасные сцены. ДЕРСУ ПРЫГАЕТ В РЕКУ Исключение – эта сцена встречи на святом месте. Поразительно, ведь именно эту сцену встречи Арсеньева с Дерсу Узалой, Куросава во всеуслышание называл важнейшей в фильме, всё определяющей. Однако именно её Куросава снимал в павильоне на Мосфильме.
 

Сохранились воспоминания о съёмках этого фильма помощника Куросавы, режиссёра с советской стороны Владимира Васильева. Он пишет, что сцену встречи пытались снять в Уссурийском крае, но место для съёмок, похоже, подбирали администраторы, на своё усмотрение, чтобы было приятным. То есть это было другое ущелье, не ущелье со святым местом. Построили декорации, стволы поваленных деревьев, пни и так далее. Но тут природа взбунтовалась: хлынул дождь и все декорации смыло к чертям собачьим. Акиро Куросава ничего не понял и распорядился строить декорации заново. Построили. Сняли. Но когда приехали в Москву, выяснилось, что плёнка с этой сценой оказалась бракованной – съёмки на выброс. Можно было бы эту самую важную сцену переснять в Уссурийском крае, некоторые сцены переснимывали, но Куросава, похоже, понял, что происходит, и ту сцену, которую, казалось бы, надо снимать на месте распорядился снимать в Москве, в павильоне. Из Уссурийского края привезли только поваленные деревья и пни. Целый вагон. ВСТРЕЧА С ПНЯМИ
 
Что понял Куросава в точности не известно, но хочется верить, что он сумел добраться до того редкого знания, что священное место одних просветляет, а других, наоборот, приводит в состояние ненависти. В результате с этого места бегут. Окажись съёмочная команда, а в ней около 100 человек, на подлинном священном месте, они, если уж друг друга не порвали бы, то, по меньшей мере, разбежались бы – или аппаратуру поломали. КУСОЧЕК ОТ ВСТРЕЧИ Знание об этом необходимо для понимания, что выражения лиц в кадре не соответствуют выражениям лиц и интонациям людей оказавшихся, действительно, на священном месте. К тому же, если бы съёмки велись на священном месте аудитория фильма растаяла бы.

Итак, священное место, как и записано у Арсеньева, вызывало ужас само по себе, в особенности у нулёвок. ЛИНИЯ СТРЕЛКОВ Вот эта деталь с выстраиванием стрелков в линию – неточность. Стрелки, то есть подчинённые Арсеньева, все кроме Олентьева, улеглись спать, и спали, на удивление, так крепко, что при появлении Дерсу Узала не проснулись. А можно и так: Дерсу Узала специально ждал и не подходил к костру до тех пор, пока тот типаж, который на священном месте впадает в спячку, не заснёт. Чтобы не усиливали панику ни у Олентьева, ни у Арсеньева.

Эта неточность с готовыми стрелять солдатами режиссёру нужна была, возможно, как раз для того, чтобы подчеркнуть, что Дерсу Узала вызывал ужас, в особенности, его появление. В книге Арсеньева чуть дальше есть глава «Происшествие в корейской деревне» СКАН НАЗВАНИЯ ГЛАВЫ, в которой описывается, как жители деревни реагировали на появление Дерсу Узала с учеником, в смысле с Арсеньевым.
«Вдруг в ближайшей фанзе раздался крик, и вслед за тем из окна её грянул выстрел, потом другой, третий, и через несколько минут стрельба поднялась по всей деревне. Я ничего не мог понять: дождь, крики, ружейная пальба… Вдруг из-за одной фанзы показался свет. Какой-то кореец нёс в руке керосиновый факел, а в другой берданку. Он бежал и кричал что-то по-своему. Мы бросились к нему навстречу. Неровный красноватый свет факела прыгал по лужам и освещал его искажённое страхом лицо. Увидев нас, кореец бросил факел на землю, выстрелил В УПОР в Дерсу и убежал.

– Ты не ранен? – спросил я Дерсу.
– Нет, – сказал он, и стал подымать факел.
Я видел, что в него стреляют, а он стоял во весь свой рост, махал рукой и что-то кричал корейцам…

В деревне стрельба ещё долго продолжалась. Те фанзы, что были в стороне, отстреливались всю ночь… От кого?..» КЛИП

Из книги Арсеньева мы также узнаём, что, когда на пути экспедиции встречалась очередная деревня, солдаты и сам Арсеньев ночевали в фанзах или избах, а Дерсу Узала ночевал в стороне от деревни, на земле – не важно дождь, снег или холод. И понятно почему: Дерсу Узала – аналог священного места и нулёвок приводит в бешенство. Никакой мистики: и священное место и Дерсу – порталы священного мира. Тех, для кого Дерсу и священное место великое благословение, немного. В партии Арсеньева таковым был только сам Арсеньев. А для обитателей деревень, хоть корейских, хоть китайских, хоть каких Дерсу Узала, – ужас. Великий шаман этот портал называется. КУСОК КЛИПА

Стрелки русской армии от нулёвок из фанз корейской деревни не отличаются. Арсеньев описывает такой случай. Идут тропой, впереди Арсеньев и Дерсу, стрелки с мулами отстали на несколько сот метров. Вот тропа раздваивается. Понятно, что отставшие стрелки должны от развилки идти по той тропе, на которой будут свежие следы Дерсу и Арсеньева. Но Дерсу решил оставить дополнительный указатель. В назидание Арсеньеву. Он обстругал с палочки кору, чтобы была видна яснее, рядом воткнул прутик и надломил его в сторону той тропы, по которой надо было идти. Заметный указатель со смыслом яснее некуда. Как вы думаете, что сделали стрелки? Правильно, они свернули не на ту тропу.

Но до такой степени кретинов, чтобы не понять, что идёшь по тропе, на которой нет свежих следов, нет даже в русской армии, даже времён царизма. Просто стрелки были готовы на любую от Арсеньева выволочку, лишь бы хоть на время избавиться от пробуждения совести, которое случалось рядом с Дерсу Узала.
 
Ненависть к Дерсу жила в бессознательном и Арсеньева тоже. Сам Дерсу видел проблему не в том, что Арсеньев его ненавидел, а в том, что Арсеньев этого за собой признавать не хотел. А ведь если себе упорно врёшь в одном месте, то будешь костенеть во вранье и в остальных, а будешь лжив, по пути шаманского посвящения далеко не пройдёшь. Так что вполне понятно почему Дерсу аж под пулю подставиться себя не пожалел, лишь бы открыть вестнику для русскоязычных важную истину о ненависти ученика к учителю. Дерсу добровольно пошёл под пулю следующим образом. Арсеньев охотился на кабанов в одиночестве, стрелял – и не попадал. Не попадают, когда не хотят. Тогда Дерсу совершил обходной маневр. Он тихо обошёл Арсеньева и оказался на линии огня – между Арсеньевым и кабанами. Там Дерсу, полускрытый кустарником, становится на четвереньки. Силуэт Дэрсу, с учётом котомки за спиной, напоминает кабана – пусть очень слабо, но напоминает. Арсеньев этого псевдокабана замечает и стреляет – и попадает. То есть Арсеньев бессознательно в псевдокабана попасть хотел. Кабанов убить не хотел, а Дерсу убить – хотел. Очень важный момент – для обретения скромности.

Полагать, что Дерсу Узала и знать не знал, и ведать не ведал, что произойдёт, если он окажется на линии огня, наивно. Дерсу знал, что Арсеньев не промахнётся, и потому прикрывался котомкой. Пущенная Арсеньевым пуля котомку пробила и только после этого, уже ослабленная, ударила Дерсу в спину. Образовался немалый синяк в районе позвоночника и у Дерсу на несколько дней отнялись ноги. За парализованным Дерсу Арсеньев ухаживал. Однако, судя по тексту книги, понять преподанный урок Арсеньев не пожелал.

По поводу пуль. Дерсу умел делать так, чтобы без его на то согласия никакая пуля в него не попадала.

«…Увидев нас, кореец бросил факел на землю, выстрелил в упор в Дерсу и убежал.

– Ты не ранен? – спросил я Дерсу.
– Нет, – сказал он, и стал подымать факел.

Я видел, что в него стреляют, а он стоял во весь свой рост, махал рукой и что-то кричал корейцам…»

Или ещё: бой Дерсу с несколькими хунхузами. НЕСКОЛЬКО ВЫСТРЕЛОВ ДЫРКА ДЕЛАЛ В хунхузах, то есть в разбойничьих шайках, не умеющих прицельно стрелять, наверное, не держали. Во-первых, никакого прока, а во-вторых, шайки, если бы состояли из тех, кто не умеет прицельно стрелять, давно бы истребили. То есть, остаться невредимым, когда в тебя стреляют несколько метких хунхузов, может только посвящённый третьей стихии, стихии земли. Дерсу остался невредимым, но для чего-то позволил, чтобы пуля попала в одежду. ВЫСТРЕЛЫ ДЫРКА ДЕЛАЛ Именно позволил, подобно тому, как позволил пуле Арсеньева пробить свою котомку и, уже ослабевшей, попасть ему в спину. С хунхузами, тоже, наверное, какой-то урок был Арсеньеву. ВЫСТРЕЛЫ Вернее, нам, когда мы с вестью Дерсу ознакомимся по тексту Арсеньева. ВЫСТРЕЛЫ Возможно, это была подготовка к ситуации псевдокабан. Вспомнил ли Арсеньев всё это, когда пристав толковал смерть Дерсу как насильственное убийство? ЖАНДАРМ Для начала всё это бред японского императора. И это тоже. АРСЕНЬЕВ ДАРИТ РУЖЬЁ По книге Арсеньев ружья не дарил, а только собирался подобное ружьё приобрести – и подарить его Дерсу. От «собирался» до «подарил» расстояние порой огромное. Так что не было никакого ружья новейшего образца. Тогда на чём построена версия и читателей тоже, что Дерсу был насильственно убит? На том, что при теле Дерсу не оказалось старого ружья, с которым охотился ещё отец Дерсу? Но ведь по традиции шаман перед смертью раздаривает всё своё имущество. Следов борьбы у костра, как написано, не было? К Дерсу незамеченным подобраться невозможно, так что отсутствие следов борьбы у костра говорит только о добровольности ухода Дерсу из жизни. Ведь как у шаманов? Вот шаман вне зависимости от возраста решает: пора. Он созывает друзей, устраивает трёхдневный той, три дня все вспоминают дела совершённые шаманом в течении жизни, потом он раздаёт всё своё имущество, только тогда друзья накидывают ему петельку на шею, и тянут концы в стороны… И все, привет!

Воздушное захоронение.

Какое приближение к этому ритуалу обустроил Дерсу Узала у своего последнего костра – неизвестно. Есть только одна деталь, которую отметил Арсеньев. Выражение лица у мёртвого Дерсу Узала было для умерших необычным: как будто Дерсу о чём-то перед смертью и в момент смерти размышлял. Весьма усиленно думал. Эта деталь тоже, ну, никак не вяжется с фантазией о том, что Дерсу был убит каким-то уголовником. Шаман вообще так обустраивает свою смерть, чтобы его предсмертные минуты были всплеском мысли, всплеском постижения мира – тем он углубляет оставляемый на земле след. По сути, Дерсу обустраивал священное место вроде того, на которое Дерсу вышел, чтобы впервые встретиться с Арсеньевым. НОЧУЕМ ЗДЕСЬ

В фильме почему-то не показано, что подход Дерсу Узала к священному месту, на котором Арсеньев расположил лагерь, первыми засекли лошади. А ведь это деталь очень важная. «Вдруг лошади подняли головы и насторожили уши; потом они успокоились и опять начали дремать. Сначала мы не обратили на это особого внимания и продолжали разговаривать». НАДПИСЬ Если бы это был медведь или какой-то иной хищник, вроде тигра, лошади бы взбесились, однако, они остались спокойными. Тогда с чего это Олентьев вообразил, что на него надвигается медведь? ОТ ВАЛЬПУРГИЕВОЙ НОЧИ ДО МОЯ ЛЮДИ
 
Самое пугающее, что есть для обычного человека – это Страшный суд. Суд – это когда всем событиям жизни даётся точное, адекватное описание. А обычный человек всё о себе перевирает, всё искажает оправданиями. Честный человек, скажем, шаман, является порталом Страшного Суда, ибо одним только своим присутствием или появлением у изовравшихся подкаблучников активизирует естественную потребность называть вещи своими именами. Поэтому предатели вообще, или, что то же самое, подкаблучники, почувствовав приближение великого шамана, впадают в ужас и начинают отстреливаться – как в корейской деревне. ВЫСТРЕЛЫ ВОПЛИ

Точно по тому же механизму, что и в случае паники корейцев, Олентьев, несмотря на спокойствие лошадей, вообразил, что на лагерь надвигаются медведи.

Здесь возникает вопрос: а почему Дерсу заблаговременно не крикнул Олентьеву, что он не медведь и не тигр? АМБА Отлично показано, что Дерсу ждёт, пока Олентьев сам – себе же во благо – себя проявит. Олентьев стал панически дёргать затвор, как те корейцы из корейской деревни, но потом, в спокойной обстановке, должен был бы относительно себя признать, что он при приближении Дерсу стал аномально неадекватен, аномально труслив. Таким образом, Дерсу своим до времени молчанием помогал Олентьеву.

У Олентьева, вообще говоря, проблема: он по-бабьи, то есть, используя бабскую лжеаргументацию, прихехерился считать себя мыслящим, волевым, значимым – чуть ли не личностью. Вот как бы самостоятельно Олентьев предлагает заночевать на священном месте. ЭПИЗОД В самом деле, первым голосом о ночёвке был голос Олентьева. Однако Олентьев всего-навсего приспособился угадывать, что сейчас намеревается сделать начальник. По-лакейски угадывать. Вот Арсеньев оглядывает место и вынимает часы. ЧАСЫ ЗАМЕДЛЕННО Так Арсеньев, очевидно, поступал всякий раз перед объявлением ночлега. Ну, и Олентьев изображает, что он даже раньше руководителя в состоянии принять решение, которому последует начальник. В принципе поведение Олентьева аналогично поведению Придурка из «Кавказской пленницы». ХОЛОДИЛЬНИК Но Олентьев вряд ли это понимал, и, скорее всего, заходился от гордости, что он круче Арсеньева. А ещё Олентьев, как и всякая нулёвка, считал, что весь отряд, вся экспедиция только на нём и держится. Такое его не скромное, антитоварищеское умонастроение разрушало экспедицию, её обессиливало, и тем затрудняло продвижение по маршруту. То есть, Дерсу Узала ещё даже к лагерю не подошёл, а уже заботился об успехе экспедиции.

А ещё Дерсу заботился об Олентьеве персонально. Олентьев получил чёткую о себе информацию: он в панику впал, а Арсеньев — нет, и лошади — нет. «Вдруг лошади подняли головы и насторожили уши; потом они успокоились и опять начали дремать. Сначала мы не обратили на это особого внимания и продолжали разговаривать». НАДПИСЬ Особенно привлекательно слово «сначала». ВЫДЕЛИТЬ «СНАЧАЛА» Оно подразумевает нечто «потом». То есть «потом» обязательно обсуждалось, эдакий мозговой штурм, что это такое было. И трусливое поведение Олентьева наверняка было обсуждено и названо своим именем.

Впрочем, «потом» только усилило то, что Олентьев должен был понять сразу — в притче Дерсу Узала о головешке. СОВСЕМ КОРОТКО НУ ВОТ Убери из костра ту единственную головешку, которая трещит, разбрасывает искры и грозит прожечь одежду – и весь костёр станет для одежды безопасным. Дерсу верно определил нужную головешку, ту, которая трещала, её изъял, и костёр стал другим. Кстати, костёр, который трещит, говорит о недоразвитости устроителя огня. Трещат, при этом разбрасывают икры осина, сирень и влажная ель. Ну, какой же ты таёжник, если для костра собираешь всё подряд! СМАЗАЛ ПРИ СТРЕЛЬБЕ. ТУШЕНИЕ ГОЛОВЁШКИ Итак, Дерсу был благословением и для всей экспедиции, и для Олентьева персонально, не говоря уж об Арсеньеве и читателях его книги.

МОЯ ДУМАЙ НАДО Дерсу – в этих местах в шаманской иерархии старший, следовательно, это он первым принял решение взять заботу за увеличение потенциала группы, а уж потом Арсеньев сделал ему официальное предложение. А у Дерсу был мотив остаться тени, вот он и исполнил ритуальный танец скромности. МОЯ ДУМАЙ НАДО Во встречу, безусловно, вложился и Арсеньев, он был достаточно честен, чтобы не только от священного места не бегать, но даже выбрать его для ночлега. ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ

Чтобы исследовать, почему священное место ассоциируется со сладковатой жутью самых удачных литературных образов, вроде шабаша ведьм, надо, познакомившись с замечательным описанием священного места сделанное Станиславом Лемом и Андреем Тарковским, их поблагодарить. СОЛЯРИС ТИТРЫ + ЭПИЗОД
 
Фильм великолепный — смотришь, как будто в храме, древнем храме, исконном, пребываешь. ОРГАН Авторов такого надо благодарить. Не поблагодаришь, светлая структура не сформируется, циркуляции умственного потенциала не будет. Нужное не воспримешь. Вне структуры восприятия толком нет. Понятно, покойным – одна благодарность, живым – другая.

Итак, планета Солярис, суть которой – Мыслящий Океан. КЕЛЬВИН СМОТРИТ В ИЛЛЮМИНАТОР ОКЕАН На орбите Соляриса – станция. Орбитальная станция практически обезлюдела, из-за того, что там происходит, все разбежались, из оставшихся трёх самых стойких один уже покончил с собой и лежит замороженный. ЗАМОРОЖЕННЫЙ Но двое ещё живы – Сарториус и Снаут. ФОТО ПОДПИСИ ИМЁН Прилетает третий – психолог Крис Кельвин, который индюк настолько, что только к концу сюжета догадывается, что лучшие психологические концепции можно применить к себе самому. Проще говоря, прилетает напыщенный индюк, впрочем, тщательно причёсанный. ПРОТИВНО КРИВЛЯЕТСЯ НЕ ЗНАЮ ГДЕ. МОЖЕТ РЕВЕРС Надо иметь ввиду, что на орбитальной станции как бы ниоткуда появляется нежить – карлики, девочки, женщины – на ощупь вполне такие же как на оставшейся вдали планете Земля, но всё же они уж точно совсем не люди. АНАЛИЗ КРОВИ ОТРЕЗВИТ Ужас, в который впадают члены экипажа космической станции, столкнувшись на орбите Соляриса с нежитью КАРЛИК ЛОМИТСЯ ИЗНУТРИ, тютелька в тютельку совпадает с ужасом тех, кто оказывается на священном месте.

Действие священного места рассмотрим на самоубийце с Соляриса – Гибаряне. Психолог Кельвин никак не может понять того, что же произошло с Гибаряном. А между тем деталей о скелете из шкафа Гибаряна дано предостаточно. Вот Гибаряну хотят помочь настоящие исследователи со станции. МЫ ХОТИМ ТЕБЕ ПОМОЧЬ Но Гибарян запертую дверь не открывает – потому что сам плохонький исследователь, вот и считает лучших исследователей, Сарториуса и Снаута, придурками. ОНИ НЕ ПОЙМУТ А лучшие Сарториус и Снаут хотя бы потому, что в дальнюю сверхдорогостоящую экспедицию с Земли абы кого не пошлют. Отбор из множества желающих. Вообще говоря, всякий научный коллектив строится обязательно с привлечением хотя бы одного лжеучёного. Почему это так, будет обсуждено, подробно обсуждено, в ролике «Загадка Сталина: о чём проговорился академик Вернадский». Конечно, весь коллектив может состоять из одних только лжеучёных, и такое бывает сплошь и рядом, но сейчас мы рассматриваем действительно исследовательский коллектив.

Итак, Гибарян и есть тот самый неизбежный лжеучёный. Причём единственный лжеучёный, ведь после его самоубийства закономерным образом был поставлен вопрос о закрытии станции. ЗАКРЫТИЕ Итак, самоубийца Гибарян, во-первых, совершенно неадекватно считает лучших придурками, что-де его, его!!! не поймут, а, во-вторых, столь же неадекватно считает мыслящих источником опасности.

Симптомы классические — от известной болезни «предатель». Чтобы эти симптомы появились, Гибаряну этих предательств надо было совершить немало. Скажем, некий говнюк прогибается под уговорами какой-нибудь замужней дамы с ней потрахаться. Поддался и потрахался. Это – подлость. Всякий трахавшийся с чужой женой – предатель, всякий же предатель подключиться к коллективному разуму не в состоянии, как следствие, он – посредственность. Такая вот расплата. Естественные последствия, всё справедливо. Для посредственностей те, кто не совершал подлости, будут для него чужие — и он будет их сторониться. Вот Гибарян и сторонится. СТУК

Но Гибарян трахался не только с замужними женщинами. Бывало и более гнусное. Гибарян – дефлоратор. И не просто дефлоратор, но и растлитель несовершеннолетних. ТЁЛКА Этот скелет в шкафу Гибаряна показан недвусмысленно. ТЁЛКА Малолетка дефилирует, видимо, в том же прикиде, в котором такие же, которые ещё целки, и пытаются залезть хоть под кого, чтобы продырявиться. Нормальные мужики на девственницах готовы жениться, а если те замуж не хотят, то их стороной обходят – чтобы, поддавшись на её уговоры, не поучаствовать в её растлении — и тем изгадить жизнь не столько ей, сколько себе, как то и сделал Гибарян. Дефлораторы вербуются из числа предателей, причём настолько тупых, что они навязывающихся целок стороной обойти не догадываются. Дефлораторы расплачивается за это, как и прочие категории крайних предателей, индивидуализмом в крайних формах, туповатостью, и прочими всякими разными сдвигами. ТРУП ГИБАРЯНА Эта мерзость у туповатого психолога Кельвина с туповатым Гибаряном общая, её нет ни у Сарториуса, ни у Снаута – и тем Кельвин и Гибарян и отличаются от настоящих исследователей. Я ТАК ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ТЫ ПРИЛЕТЕЛ
 
Нежить на орбитальной станции настоящие исследователи, Снаут и Сарториус, ещё называют «гостями». Уважительно: «гости». Впрочем, встречу с нежитью можно назвать и отрезвляюще реалистично: контакт со своими собственными психотравмами. Психотравмы люди наносят себе сами, наносят простейшим способом ЩЕЛЬ, тем, что перевирают смысл происходящего. Скажем, обокрал свой народ, а уверовал, что якобы поступил на пользу семье и себе самому — а потом охают и ахают от болей в своём искажённом естестве. А ВДРУГ ЭТО ДОЛГОЖДАННЫЙ КОНТАКТ? Да, психотравмы не только делают человека неадекватным, но и вызывают боли. Психосоматика. Боль – ещё один мотив от психотравм избавляться. Что удивляться, что здоровая часть человека, стремящаяся к полному здоровью, пытается нежить ПЕРЕЧЁРКНУТЫЙ МЕДНЫЙ ЗМИЙ в себе разглядеть и непонятки порождающие психотравмы разобрать. ПЕРЕЧЁРКНУТОСТЬ СНИМАЕТСЯ А Мыслящий Океан Соляриса в том помогает. Океан берёт на себя то, с чем человек может и не справиться — выбирает из всего множества психотравм ту, которую вовлечённый в процесс человек сейчас может разрешить — и её материализует. Океан сотрудничает со здоровой частью человека, светлой. ФОТО СНАУТ И САРТОРИУС Да, это мощный слой фильма: нежить для Кельвина, это гости для Снаута и Сарториуса, наблюдая Кельвина, поставленного на край, они могут понять на Карте Неба смысл созвездия Стрела, оно же Купидон. Я ЕЁ ЛЮБЛЮ. КОТОРУЮ ИЗ НИХ, ТУ, В РАКЕТЕ? А поймёшь Стрелу, с помощью которой валит Стрелец, то есть тёмный мир, то произойдёт великое освобождение от всей этой конструкции – Щели Скорпиона. Такая вот трещина, трещина, перечёркивающая жизнь – трещина скорпиона. Соответственно, тёмная часть человека контакту, сопротивляется. Даже можно подумать, героически. КЕЛЬВИН ГОРИТ ПОСЛЕ ОТПРАВКИ РАКЕТЫ Или другой способ: чуть уже готов понять что-нибудь об устройстве жизни, но чтобы не понять, бежишь отупиться к бабе и даже начинаешь воображать, что ты её любишь – любишь понятно, не по-товарищески. А эти воображения верный признак того, что готовишь себя к захоронению, бесславным похоронам. КЛИП

Нежить Соляриса – это воплощение в осязаемые формы персонажей перевранных тобой случаев из твоей жизни, перевранных тобой таким образом, чтобы о себе возомнить, что законы справедливости, а потому и возмездия, на тебя не распространяются, а главное, что основания для возмездия нет никакого. Общую схему появления лживости мы уже рассматривали в ролике о Щели Скорпиона. КОЛЛАЖ. Ведь смех же один – врать, в попытке отменить действительность, ведь чтобы отменить естественные последствия, поневоле отменишь действительность вообще. Однако ж, отменить пытаются. А потом охают и ахают, да ещё жалости к себе просят.

Контакт выглядит следующим образом. Вот Кельвин просыпается – уже на орбитальной станции – и видит женщину, свою любовницу, любовницу с Земли, которой на станции быть не может. ОТКУДА ТЫ УЗНАЛА ГДЕ Я Быть её здесь не может, во-первых, потому что без космического корабля на станцию на орбите Соляриса попасть никак не возможно, а во-вторых, она уже 10 лет как покончила с собой, кремирована и всё такое. К тому же, как она вошла? Ведь дверь забаррикадирована? Но психолог Кельвин, как мы видим, в достаточной степени неадекватен, чтобы на полном серьёзе с этой нежитью обниматься и тому подобное. Тщательно причёсанному психологу вообще нравится считать себя в её смерти виновным, типа, он до такой степени всемогущ, что может вершить судьбы людей. Для подтверждения глюка о собственном всемогуществе Кельвин и изображает, вполне художественно изображает, по поводу её самоубийства страдания. И дальше бы торчал в этих его возвеличивающих страданиях. Однако явленная Мыслящим Океаном нежить показывает Кельвину разные детали, анализ которых может его отрезвить, вернуть в реальность. Скажем, дамочка, уже точно знаёт, что она после любых травм регенерируется. ПОРЕЗ Однако точно это зная, зная, что она покончить с собой не может никак, она совершает ещё одно, очередное, самоубийство. ВЫПИЛА ЖИДКИЙ КИСЛОРОД. ДО НИКАК НЕ ПРИВЫКНУ К ЭТИМ ВОСКРЕШЕНИЯМ.
 
В результате серии подобных истерух Кельвин оказывается подведён к самой страшному для своей тёмной стороны естества открытию. Дескать, дамочка эта – обычная, лучше сказать, хрестоматийная самоубийца, которая бы всё равно покончила с собой, опоздай тогда к ней Кельвин, или не опоздай, был бы Кельвин среди живых или вообще бы никогда не рождался. Кельвин вынужден обнаружить, что он – нисколько не вершитель судеб, не властелин мира, и вообще пустое место. Ни на что не влияет. И уж точно не вершитель судеб.
Пока Кельвин упивался верой, что дамочка покончила жизнь из-за него, он мог веровать, что он нечто вроде Господа Бога. Ведь если он вершитель жизни одной, то он вершитель жизней и других. Я ТАК ТЕБЯ ЖДАЛ Словом, Бог. Возможно даже, Господь Бог, кои по улицам ходят толпами. ТОЛПА Само собой, исследователи Сарториус и Снаут, поскольку исследователи, с этой толпой не сливаются. Сарториус со Снаутом вообще заинтересованные зрители, и благодарные зрители того, что происходит с Кельвином. В результате к постижению Стрелы приближаются. Я ЕЁ ЛЮБЛЮ КОТОРУЮ ? ЭТУ ИЛИ ТУ В РАКЕТЕ

Кстати, актёры подобраны на роль исследователей, сотрудничающих с Мыслящим Океаном Соляриса не случайные. Сарториус играл в «Сталкере» Писателя – главного интеллектуала в экспедиции к центру Зоны, самого масштабного. А ПОЧЕМУ ОН УДАВИЛСЯ? ТЕБЯ НЕ ПРОЩУ Снаут играл короля Лира. Король Лир настолько масштабен, что широкие народные массы, не понимая масштабных его действий, записывают его в сумасшедшие. Ролик о короле Лире – светлая мечта, но приступить сможем только когда очередь дойдёт до рассмотрения Вологодской ссылки Сталина. Вологда – это третья по счёту ссылка Сталина. 1912 год. В этой ссылке Сталин изучал Шекспира. При разборе этой ссылки вот уж точно будет праздник мысли, так уж праздник мысли. ЛИР СО СТАЛИНЫМ В УГОЛКЕ. КОНЧАТЬСЯ КАКИМ-НИБУДЬ УРОДОМ ИЗ ЛИРА СО ЗВЁЗДНОЙ БОЛЕЗНЬЮ

Пока какой-нибудь толпарь верует, что он — вершитель судеб, будучи однако пустым местом, нулём, встроенным в Уроборос, он мыслить не может. Чтобы в собственном развитии стронуться с мёртвой точки, надо пройти через кризис – наткнуться на деталь МЕДНЫЙ ЗМИЙ НА КРЕСТЕ, рассмотрение которой может стать порталом проникновения в мир истины, потом вместо обычного для электората отупления у ног бабы, созвездие Стрела, оно же созвездие Купидон, по Карте Неба свернуть в правильную сторону и образовать коллективный разум ДВЕ ГОЛОВЫ для усиления мыслительных способностей — и сделать верное обобщение.

Вот это и есть то самое, в чём помогает Мыслящий Океан на орбите Соляриса, и то самое, что происходит на священных местах вообще, и на святом месте, которое на дне ущелья обнаружил Арсеньев, в частности. УЩЕЛЬЕ НАПОМНИТЬ Этапы роста внутри коллективного разума одни и те же, соответственно, в «Солярисе» должен быть и эпизод идентичный тушению левой головёшки. Вот он этот эпизод. НЕ ПАНИКУЙ

Хотя и Арсеньев, и Олентьев оба сравнительно с Дерсу Узалой ученики, однако, Арсеньев и Олентьев друг от друга отличаются существенно. Арсеньев сам добровольно выбрал ночевать на священном месте. А Олентьев ночует на священном месте вынужденно, по долгу службы, он деньги за это получает. Олентьеву деньги платят за подчинение Арсеньеву. Так же и причёсанный психолог на станции у Соляриса оказался по долгу службы, как наёмник. ОЛЕНТЬЕВ = КЕЛЬВИНУ Но вместо того, чтобы принять благословение священного места, Олентьев, как баба, начинает рожи корчить. ГОЛОВЕШКА Аналогично и причёсанный психолог. Вместо того, чтобы благословение принять, начинает с ним бороться. В частности, дар от Мыслящего Океана, дар который в благословение прежде всего Снауту и Сарториусу, Кельвин пытается на ракете отправить со станции вон. ДВЕ КАРТИНКИ ОЛЕНТЬЕВ РУЖЬЁ ЗАПУСК РАКЕТЫ Смешно. Объект вернётся. ОНА ВЕРНЁТСЯ И НЕ ВЕРНЁТСЯ То есть причёсанного психолога можно так же отождествить и с теми корейцами, которые из своих фанз отстреливались – смешно сказать, до утра. ЗВУК ВЫСТРЕЛОВ ХУНХУЗОВ
 
В «Солярисе» аналог Арсеньева – Сарториус. А Снаут – аналог Дерсу Узала. ВЫ СТОЛЬКО ЛЕТ Снаут вообще долгожитель орбитальной станции – в то время как другие со станции сбегали. СТОЛЬКО ЛЕТ

А Арсеньев с Сарториусом в своём отношении к священному месту были равны юному Сталину, который, напомним, в свои 24 года один и добровольно взбирался на гору Кит-Кай к священному месту – каждый день. Удалось собрать некоторые детали взаимоотношения Сталина с самой священной горой. На эту гору Сталин взбирался, как на любимую работу ходил – каждый день. А поскольку дело происходило зимой, в декабре месяце 1903 года, Сталин практически на вершине выстроил односкатный навес. Надо полагать, и огонь, как положено, разводил – иначе бы замёрз насмерть. И к Сталину даже с большей вероятностью, чем к Арсеньеву – в силу продолжительности очищения себя от нежити на святом месте – должен был прийти великий шаман, вроде Дерсу Узала. Не прийти не мог. Потому как иначе быть не может. Подобное – к подобному.

Понятно, что миновавший священное место, подобной встречи не удостоится. Потому как вне священного места намного сложнее будет пройти стадию очищения от корней гордости. Путь лживого по священному месту не пройдёт – хотя бы, потому что даже если абстрактно и захочет, мимо промажет. Для встречи с великим шаманом, скажем, на Кит-Кае, надо не просто побывать на любом месте этой горы, но только в определённом её месте. Священное место довольно ограничено – по площади.

В геологической науке есть красивая теория – учение о фациях. ОБЛОЖКА Издание Академии наук СССР. Наливайкин. Год 1956-й. Поскольку труд создавался в сталинскую эпоху, а в сталинскую эпоху писали с иным мотивом, чем в антисталинскую, то есть с целью объяснить, помочь, облегчить путь, подставить в том плечо, то читать – сплошное удовольствие. Учение о фациях включает в себя рассмотрение механизмов, по которым возникают неравномерности земли. Скажем, в озеро впадает речка. Место впадения реки называется устьем. Почва при устье будет иной, чем вокруг озера или на берегах реки. С берегов реки выше по течению будет смываться часть породы и при замедлении течения при впадении в озеро, будет выпадать в осадок. Это приведёт к появлению небольшого по территории места специфических осадков. Скажем, всего несколько десятков квадратных метров. К примеру, золото может быть только здесь — или намного выше по течению реки.

Таким образом, учение о фациях даёт аналог объяснения того, почему священное место может быть небольшим по площади. Соответственно, почему без внутреннего чутья со священным местом легко промахнуться — даже зная его координаты. К примеру, приблизительно, с точностью до нескольких десятков метров известно место, на котором на Кит-Кае Сталин возжёг огонь — и построил навес. Сделал это Сталин не на случайном месте. Впоследствии, уже в кремлёвский период Сталина, местные жители почти на том же самом месте построили беседку, а когда в 90-е горела трава, беседка сгорела, и какие-то безвестные геологи взамен втащили туда мраморную глыбу. Но глыба установлена не в точности на том месте, на котором была памятная беседка. Да и с какой точностью была поставлена беседка – тоже вопрос. Так что без чуйки на Кит-Кае делать нечего — если предавал друзей, если не научился работать в пятёрке, если дружбу понимаешь не как товарищество, а живёшь по бабьему взгляду, бабы виновной, которая лишь хочет оправдаться, всё переврав, то всё, конец, хоть на метр, но мимо священного места промажешь.

То же касается и прочих священных мест. Даже если там ленточки вяжут, то всё равно, преимущественно сомнительные люди — так что хоть немного, хоть чуть-чуть, но вяжут в стороне. АРСЕНЬЕВ СМОТРИТ НА ЧАСЫ

Классическими методами историографии уже не восстановить, с какой именно нежитью боролся тогда Сталин на священном месте горы Кит-Кай. Но можно порассуждать — скажем, присмотревшись к «Солярису»: какая нежить была предъявлена Сарториусу со Снаутом для понимания на примере Кельвина основ мировосприятия. Вот, показано, что психолог заглядывает в окно как будто бы отчего дома. ЗАГЛЯДЫВАЕТ ВОДА НА КНИГИ Это самый конец «Соляриса». Но это не Земля, и не буквальный отчий дом – вода льётся на книги, а хозяин книг к их порче относится абсолютно спокойно. Сие невозможно. Это – образ, извлечённый из прошлого изовравшегося психолога Мыслящим Океаном Соляриса. Символическая вода, льющаяся на книги, продублирована прямым показом модели отчего дома в Океане. НА СОЛЯРИСЕ. А теперь весь эпизод. ЭПИЗОД
 
За что это блудный сын просит прощение у отца? За какие такие предательства? А за стандартные, которые совершали практически все. ДАЛЬШЕ ФОТО ИЗ СОЛЯРИСА Картина детства: мать, как всегда, тупит, а отец ей пытается объяснить что-нибудь элементарное. Скажем, устройство сливного бачка. Тут-то матери обычно и вспоминают о ребёнке, кидаются его обнимать, говорят, что он весь такой необыкновенный, такой замечательный, потому она его, дескать, и любит. Всё это маменька изрыгает не потому, что ребёнок её необычный, нет, он самый что ни на есть обычный, а потому, что она хочет пнуть папу. Прямо оскорбить отца, если он не конченный подкаблучник, скажем, вредителем назвать, она себе позволить не может, за это можно и по носу получить, а вот косвенно, дескать, даже недоразвитый ребёнок лучше папы – это пожалуйста, это да, она может. Ребёнок этой гнилой игры маменьки не понимает, и слова принимает за чистую монету, что-де он необыкновенный, а то, что маменька называет любовью – якобы ценность. В результате вырастает урод с вывихнутыми мозгами, предатель, вроде этого причёсанного психолога, Олентьева или обитателей фанз из корейской деревни. ВЫСТРЕЛЫ

Ну, и кто эту модель отчего дома психолога, образованную на поверхности Океана, видит? Сам психолог? Как бы не так. Солярис учитывает, что свои ошибки разбирать сложнее, чем чужие. К тому же, чтобы разбирать свои ошибки, достаточно галлюцинаций, а вот чтобы разбирать чужие, самое лучшее увидеть воочию всю полноту идиотизма соседа. ЛЕТЯТ КЕЛЬВИН С БАБОЙ Самое лучшее увидеть воочию всю полноту идиотизма соседа. Об этом взгляде со стороны нам сообщают в самом начале фильма. ЧЕТЫРЁХМЕТРОВЫЙ. Был предъявлен чужой ребёнок. А ещё этот принцип показывают на примере самого продвинутого на орбитальной станции – Снаута. ЭТО ВАШИ? НЕТ, СНАУТА Деталь интересная. Сарториус своих гостей ещё прячет, а Снаут, наоборот, уже выставляет их всех на всеобщее обозрение. Такая в поведении разница потому, что Сарториус ещё не матёрый, он только учится принципам товарищеской взаимопомощи, учится, но не научился, а старожил станции Снаут, как матёрый волк соляристики, уже понял всё. Гости к тебе приходят не столько для тебя, сколько для твоих товарищей. Сталин этот принцип тоже понимал. Об этом принципе Сталин говорил примерно так: большевик должен быть прост и понятен. Так что матёрый волк Соляриса живёт по заветам Сталина.

Так что, если судить по тому, что показано в фильме, то Кельвин через стадию освобождения от психотравм появившихся в результате предательств отца мог и не пройти – эту позу видит, видит как и не существующую льющуюся с потолка воду, сторонний наблюдатель, скажем, Сарториус со Снаутом. К тому же тот, кто становится на колени перед бабой, отца ненавидит и перед ним не покается. ДВЕ НА КОЛЕНЯХ, БАБА И ОТЕЦ Если сцену с отцом увидел на другом, увидел так, как надо это увидеть, то сам эту высоту одолеешь всенепременно. ВСТАНЬТЕ НЕМЕДЛЕННО Через то самое понимание, даже более того, на священном месте Кит-Кая прошёл и Сталин. В своих предательствах своего отца любому ученику предстоит разглядеть свои предательства жреческого организма. РЕМБРАНДТ ОРГАН + СНАУТ И САРТОРИУС
«Солярис» не единственное произведение Андрея Тарковского, посвящённое изучению священного места и особенностей поведения на них человека. Есть ещё великий «Сталкер». ЭПИЗОД СТОЙ НЕ ДВИГАЙСЯ + ЧЕГО ОСТАНОВИЛИ МЫ НИЧЕГО НЕ ГОВОРИЛИ

Этот интерес к святым местам и этих мест понимание вполне можно связать со случаем из жизни молодого Андрея Тарковского. Андрей был в тайге в районе устья заполярной реки Курейка, как раз в тех местах, где охотился и путешествовал на собачьей упряжке Сталин, когда отбывал пятую свою ссылку на Енисее. Ночевал Андрей в палатке. Однажды просыпается от ясно услышанного голоса: «Выйди немедленно из палатки!» Андрей повиновался — выбрался. И тут же на палатку рухнуло дерево. Этот случай с Голосом и спасением на Андрея, понятно, произвёл сильное впечатление. Незабываемое: голос неизвестно откуда, рядом с палаткой-то ведь никого не было. СТОЙ НЕ ДВИГАЙСЯ Очень может быть, что случай этот произошёл с Андреем конкретно на святом месте. Очень может быть, на том же самом священном месте, на котором бывал и Сталин — и своим пребыванием, кстати, священное место, что называется, дозарядил. А на сталинское священное место Андрей мог безошибочно выйти только в том случае, если к Сталину относился благоговейно. Именно на то самое место. Тогда нисколько не удивительно, что Андрея Тарковского считают гением кинематографа — он в развитии уже лет в 20-ть поднялся до способности на священном месте переночевать. Не обойти дальней дорогой, а пересечь, что уже немало, и даже на священном месте остановиться, и даже на нём переночевать. Как Арсеньев.

Случай с молодым Андреем Тарковским нисколько не удивителен, ведь его дед — как и Сталин, этнограф сибирских народов, как следствие, его сын, Арсений Тарковский, написал песню, которую народ переделал вот во что. ВЫПЬЕМ ЗА РОДИНУ ВЫПЬЕМ ЗА СТАЛИНА

К Тарковскому на священном месте великий шаман пришёл только своим голосом, к Арсеньеву — во плоти, к Сталину, похоже, тоже во плоти. Это следует из внимательного анализа обстоятельств побега Сталина из его первой ссылки. ОХОТНИК ЦЕЛОВАЛ Это был не просто так охотник. И вообще, обратишься жить по чести, многое начнёт всплывать из глубин таинств жизни. НЕ СТРЕЛЯЙ — МОЯ ЛЮДИ. ЕЩЁ ЧТО-НИБУДЬ. ПРОЕЗД НА ДРЕЗИНЕ ПОЛНОСТЬЮ. МАЛЕНЬКИЙ КИТ-КАЙ НА ТИТРАХ

Категория: Видео | Добавил: zoya_1309
Просмотров: 325 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]