Понедельник, 25.09.2017, 19:54
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Молодая гвардия » Видео

4 серия."Дело врачей" Сережки Тюленина
10.11.2013, 04:47

ВХОД В КРАСНОДОН НЕМЦЕВ. ТЮЛЕНИН: ТЫ НЕ СЮДА СМОТРИ
В эпизоде входа в Краснодон немецких оккупантов самая поразительная, возможно, деталь – это странное, даже более чем странное, поведения немцев по отношению к городской больнице. Той самой городской больнице, первый этаж которой был отведён под госпиталь для раненых.

 

Напомним, что на первом этаже больницы нашими отходящими войсками были оставлены чуть более 100 раненых, из них 70 Серёжка Тюленин распределил по отобранным им людям ЧТО ВЫ ЧИТАЕТЕ – и никто из этих раненых немцам выдан не был, несмотря на атмосферу разве что тотального доносительства. Но около 40 раненых Серёжка из госпиталя забирать не стал, решил их в госпитале оставить. КТО КРИЧАЛ


Читая мемуары участников Великой Отечественной, обнаруживаешь, что немцы при оккупации городов и городков больницы обходили стороной. С бытовой точки зрения такое объяснение: опасались инфекции. В больницах немцы не появлялись неделями, раны у раненых в них заживали, а потом немногих из них добровольцев переправляли в лес, к партизанам. Остальные в партизаны идти не желали и оставались работать на немцев. А в Краснодоне случилось разве что не чудо из чудес: немцы сразу ринулись в городскую больницу. ЭПИЗОД Удивительно!

 

Такое притяжение краснодонская горбольница могла оказывать в том и только в том случае, если в ней собрались те, с кем фашистам было душой комфортно – ведь тянутся всегда к аналогам себя. Значит, именно в краснодонской больнице собрались неправые. ХАНА НАМ

 

Освежить принцип «подобное к подобному» можно на материале Валько. Пока Валько в доме Шевцовых не было, немцы этот дом обходили стороной ШЕВЦОВЫ ВАЛЬКО, но как только в нём появился Валько, этот дом стал для немцев привлекателен. ШЕВЦОВЫ ВАЛЬКО


То, что немцы дом Шевцовых обходили стороной особенно интересно потому, что дом Шевцовых относился к лучшему в городе жилью. Попросту говоря – к элитному. Высокие потолки и всё такое – съёмки фильма производились или в подлинных домах или в точных их копиях. А немцы, всё одно, не шли. Что-то их отпугивало. Отпугивать могло только одно – товарищеская психоэнергетика Шевцовых.

 

В самом деле, поведение людей зависит от окружения: немцы были неправой стороной, поэтому рядом с личностью им было некомфортно, а рядом с такими же, как они сами, скотами – им было уютно. Появился антисталинист Валько – и дом стал казаться немцам уютным ШЕВЦОВЫ ВАЛЬКО. Та же закономерность и с краснодонской горбольницей – после того как Тюленин вывез оттуда отборных 70 раненых, и осталось то, что осталось, во главе с врачом Фёдором Фёдоровичем – тут же больница стала казаться немцам, как неправой стороне, местом весьма привлекательным. Аномально привлекательным.

 

Казалось бы, если бы Серёжка не вывел лучших из раненых, то немцы бы обходили больницу стороной. Дескать, вывозить раненых не надо было. Но это не совсем так. К Шевцовым немцы пришли при появлении Валько, хотя Шевцовы по-прежнему были дома. Ниже мы увидим, что в госпитале засел скот из скотов – врач-вредитель Фёдор Фёдорович и спасать раненых надо было от него. От немцев, конечно тоже, но прежде всего от врача-вредителя.

Итак, сверх 40 раненых, которых не стоило спасать, был в госпитале гад и покрупнее. О нём в фильме упоминается всего один раз. ФФ УБИЛИ. И всё. Единственный раз. ФФ УБИЛИ Интересно даже не то, что только один раз, интересно то, что о Фёдоре Фёдоровиче вообще упомянули, потому что, казалось бы, без этой детали фильм вполне мог бы обойтись. РАСШИРЕННО ФФ УБИЛИ. А потому Фёдор Фёдорович упомянут, что без него сюжет не полон, не ясны причины-следствия, этот врач был использован краснодонским отделением Триединства как материал для важной ступени посвящения молодогвардейцев.


На материале Фёдора Фёдоровича Серёжка молодогвардейцев учил. Герасимов это понял, потому и ввёл это упоминание, казалось бы, абсолютно не нужное. ФФ УБИЛИ Вдумчивый зритель обязательно задумается, что это за странность такая – однократное упоминание о Фёдоре Фёдоровиче. Задумается – и проведёт расследование.

 

Врач Фёдор Фёдорович, как мы увидим ниже – дерьмо, антисталинист. Фёдор Фёдорович относится к тому типажу, который широким народным массам кажется образцовым врачом. Таким он казался и сестре Серёжке Наде, надо полагать, и будущим молодогвардейцам тоже. А это означает наоборотничество, смещение полюсов добра и зла, как следствие, утрата адекватности. Серёжка не мог не заняться выправлением положения полюсов мировоззрения у молодогвардейцев. Как видим, самый первый в этом направлении шажок – разоблачение врачей-вредителей.


Не беда, что показать Фёдора Фёдоровича в нашем ролике невозможно – его даже не воплотили ни в одной из двух экранизаций «Молодой гвардии». Поэтому любого врача из любого фильма мы, так скажем, назначаем исполняющим обязанности Фёдора Фёдоровича. ТЕРПЕТЬ-ТО МОЖНО

 

Итак, Фёдор Фёдорович и суровая о нём правда. Понять смысл деятельности Фёдора Фёдоровича Серёжка Тюленин получает материал сразу – как только входит на этаж госпиталя. В романе Фадеева сказано, что двери палат с ранеными были открыты и из них доносился запах застарелых бинтов и гниющих ран, проще говоря, совсем неприбранных ран, причём запах был настолько силён, что заглушал острый запах лекарств. Это – характерная деталь. Читая мемуары участников Великой Отечественной войны об их пребывании в госпиталях, узнаёшь, что в полосе боевых действий, под обстрелом, конечно, всякое случалось, бывало, и помощь не оказывали подолгу, но стоило раненому оказаться в почти тыловом, а тем более, в совсем тыловом госпитале, вроде Краснодонского, то качество медобслуживания подымалось до высшего уровня. В госпиталях не просто порядок, но Сталинский порядок. Все условия. КОМИССАР КОЛОКОЛЬЧИК КУРИТ ПОД ОДЕЯЛО.


Но почему же тогда такое отклонение в госпитале у Фёдора Фёдоровича? С обслуживающим персоналом недокомплекта нет, всё определяет подсознательное намерение врача...

 

Серёжка Тюленин, надо полагать, сразу же сообразивший смысл аномально низкого уровня ухода за ранеными, входит в кабинет Фёдора Фёдоровича и обнаруживает, что тот ничего не делает. Ничего! Это проговорено в тексте прямо. Что ж, не удивительно, что у того врача, который ничего не делает, раненые не прибраны. А ДОКТОРУ, СКАЖИТЕ, ПОЕСТЬ НУЖНО.

 

Ещё, кстати, деталь: город уже оставлен нашими войсками, со дня на день в город войдут немцы, казалось бы, очевидно, что надо как-то прятать оставшихся раненых бойцов, вернее, только стоящих из них, но эта мысль и в лоб не влетает ни Фёдору Фёдоровичу, ни той бляди, которая работает с ним врачом и которая тоже решила остаться под оккупацией и не идти в партизаны. То, что товарка Фёдора Фёдоровича – блядь, в романе языком фадеевской иронии показано отчётливей некуда. В романе подчёркнуто, что врачиха постоянно корчит из себя инфантильную. Эдакий ребёночек. Инфантильное поведение – один из самых распространённых приёмов блядей на кадрёжке – своим видом она предлагает антиразумные отношения, они же блядские. СКАЖИТЕ ДОКТОР. Такая стоящим бойцам повязки менять и сама не станет, и другим не даст. Что удивляться, что немцев тянет туда, где обитают блядь и ей пара Фёдор Фёдорович, а под ними раненые, что называется, последнего разбора.


Словом, с врачом-вредителем всё понятно – самому Серёжке. А для широкого круга читателей, видимо, требуется уточнение, раз Фадеев берёт на себя труд описать поведение Фёдора Фёдоровича при его контакте с немцами. Немцы, повинуясь аномальной внутренней тяге к больнице, явились в неё немалой группой. НЕМЦЫ В БОЛЬНИЦЕ Немцы, как сказано в романе, стали вытряхивать из больницы на газон и гражданских больных, и раненых. Никого не убивали. Но не убивали только до тех пор, пока их на то не спровоцировал Фёдор Фёдорович. То есть Фёдор Фёдорович выступил как убийца. Кстати, стоит обратить внимание, что у Серёжки Фёдор Фёдорович сразу ассоциировался с Фоминым – и это не случайно: Фёдор Фёдорович – аналог убийцы Фомина. Я ТЕБЯ УЗНАЛ.

 

Есть и ещё от Фадеева подсказка: он в романе менял имена у самых отстойных жителей Краснодона, тем организовав для нетвёрдых ещё в коленах систему маячков. Третьякевич был переименован в предателя Стаховича, Ольга – в Марину, фамилия прототипа Шульги неизвестна, фамилия врача, который был переименован в Фёдора Фёдоровича, тоже забыта. Помнят разве только то, что звали его не Фёдор Фёдорович. Одно это переименование – достаточная для нас подсказка от партизана Фадеева.

 

Итак, как только в больнице оказываются немцы, Фёдор Фёдорович на них вешается и начинает им навязчиво намекать, что раненых необходимо уничтожить, потому что их ранения настолько серьёзны, что в армию вернуться они уже не смогут никогда. Ежу понятно, что такой контингент немцы ликвидируют, Немцы и своих-то собственных единоплеменников из числа нетрудоспособных уничтожали, вроде, имбицилов, прокажённых и тому подобных, а с чего бы им содержать недееспособных из числа других народов? Содержать пусть не впрямую, но ведь продукты эти нетрудоспособные, если их отпустить, будут переводить, а они, продукты, могли бы достаться немецкой армии или немецким фрау. Кстати, то, что раненые не смогут полностью восстановить здоровье читателю известно только со слов врача-вредителя Я МОГУ ИМЕТЬ. Но так ли это было на самом деле? Может, они вполне могли выздороветь?

 

О том, что немцы уничтожали собственных недееспособных, было известно из газет, тем более это было известно врачам, в том числе и Фёдору Фёдоровичу. Понятно, что Фёдор Фёдорович прямо, что надо раненых перебить, немцам не внушал. Он подводил их к выводу, что раненые отныне и навсегда будут недееспособны. Дескать, их надо затратно содержать – из соображений гуманности. Последствия таких речей очевидны ЭТО ВРЕДИТЕЛЬСТВО. Фёдор Фёдорович кривлялся под гуманного ЭТО ВРЕДИТЕЛЬСТВО, как баба кривлялся Я МОГУ ИМЕТЬ, но если называть вещи своими именами, то это Фёдор Фёдорович подвёл раненых под смерть. А раз так, то пытался их уничтожить и раньше, ещё при советской власти. Среди прочего, и тем, что дезорганизовал за ними уход настолько, что запах от гниющих ран заглушал острый запах лекарств. Я ТЕБЯ УЗНАЛ

 

Понятно, что после уничтожения оставшихся 40 раненых, следующей акцией Фёдора Фёдоровича будет попытка уничтожить и тех 70 раненых, которых вывел из госпиталя Серёжка. Никакими убеждениями и никакими уговорами врача Фёдора Фёдоровича в человека было не превратить. Фёдор Фёдорович – врач-вредитель до мозга костей. Потому его и надлежало уничтожить, хотя бы во имя спасения 70-ти раненых – что Серёжка с жреческим изяществом и проделал.

 

Внешне, то есть глазами демократической общественности, которой с детства маменька запретила видеть самые главные детали происходящего, сделала это ради того, чтобы у ребёнка полностью переворачивался смысл происходящего, в этом перевернутом описании мира и получалось, что мама всегда права, а папа всегда не прав, уничтожение военного врача Фёдора Фёдоровича выглядело так. Немцы волоком тащили по коридору раненых, среди них того, которому 2 недели назад Фёдор Фёдорович лично сделал операцию на почку. Две недели – срок большой, раненый уж сам должен был бы передвигаться, однако Фёдор Фёдорович сделал операцию так, что раненый передвигаться самостоятельно ещё не мог даже по больничному коридору. Настолько не мог, что немцы были вынуждены вытаскивать раненого волоком. Тут Фёдор Фёдорович и проявил якобы высшую гуманность врача и стал раненого перед немцами якобы защищать, говоря о его будущей полной нетрудоспособности. Сверх того, стал на повышенных тонах говорить немцам, в частности Фенбонгу, оскорбительные вещи. Проще говоря, Фёдор Фёдорович закатил истерику. Поступил по-бабьи. Подобное всегда вызывает раздражение, вот Фенбонг и был обречён вытащить ствол и новоявленной совести русской нации влепить пулю в лоб. ВЫСТРЕЛЫ НАПОВАЛ


С точки зрения не освободившихся ещё от лжи маменек, они же электорат, погиб ещё один замечательный человек, патриот, врач и даже военный врач.

На самом деле, всё выглядит иначе – если в описание включить главные детали. Здесь главная деталь – на каком месте у бабы или врача-вредителя начинается истерика. Знание, вот уж точно от всякого ребёнка скрываемое. ГОЛОВА В РАКОВИНЕЯ. Истерика начинается тогда, когда истеричку тыкают носом в предательство, оно же вредительство. Истерика – это способ не признавания своей вины. Истерика – это убежище от называния вещей своими именами. ОБИЖЕНАЯ МОРДА


В нашем ролике по фильму «Побег из Шоушенка» «Как правильно убивают в тюрьме?» мы уже обсуждали феномен психоэнергетического резонанса. Согласно этому феномену убийство Фёдора Фёдоровича Фенбонгом могло произойти в том и только в том случае, если Фёдор Фёдорович был убийцей. Не врачом, а убийцей под маской врача. Фенбонг – убийца неприкрытый, желание убивать у него, скажем, 5 единиц, но когда он встречает другого убийцу, скажем, тоже с желанием убивать в 5 единиц, то по феномену резонанса у Фенбонга желание убить должно умножиться, скажем, до 25 единиц. И он пускает пулю в лоб тому, кто обеспечил ему резонанс. ВЫСТРЕЛЫ. Феномен резонанса полезен – уничтожаются главные сволочи. Из феномена резонанса вытекает не всех радующее следствие: никакое собственное дерьмо не укрыть, за каждое расплачиваешься. ВЫСТРЕЛЫ НАПОВАЛ. Так что Фенбонг уничтожил своего, гада. Обычные люди этого феномена резонанса не понимают, а для шаманов и мирового уровня кинорежиссёров – общее место. Агата Кристи тоже это понимала – в любом фильме по её произведениям это есть. ПОВЕШЕНИЕ.

 

Врач Фёдор Фёдорович жил как собака и подох как собака. Типичный вредитель, вредил где только мог, и больше бы вредил, да боялся НКВД. НКВД это вам не полиция, которая везде и всюду продажная, и за продажность расплачивается неизбежным последствием в виде тупости. Полиции не по росту засечь такого врача, а для НКВД по росту вполне. «Дело врачей» – небось, слышали.


Звёздный час для Фёдора Фёдоровича, как вредителя, настал с приходом немцев – под смерть он подвёл для начала без малого 40 человек. Но и здесь его переиграли. Фёдор Фёдорович хотел бы подвести под смерть свою противоположность, но людей, хоть сколько-то людей, из госпиталя Серёжка эвакуировал, и остались такие же, как сам Фёдор Фёдорович, – скоты, антисталинисты. Немцы их и порешили – как и Фёдора Фёдоровича. Но врача немцы грохнули не потому, что этого хотел сам Фёдор Фёдорович, а потому, что этого Фёдора Фёдоровича решил уконтрапупить Серёжка Тюленин. Фёдор Фёдорович пули в лоб не хотел, но так уж получилось – помимо его воли.

 

Серёжка, организуя уничтожение врача-вредителя, воспользовался принципом непроизвольных реакций. Есть такое у людей свойство: если они перед кем-нибудь виновны – они старательно кривляются, что они не виновны. Жена, вернувшаяся с измены, с мужем ведёт себя особенно нежно, сосёт как никогда с энтузиазмом. Сосёт не за страх, а за совесть. И так каждый раз. Но есть моменты и покруче. К примеру, если жена не виновна в том, что муж погиб на фронте, то у неё кликуши с получением похоронки на мужа не начинаются. Но если она виновна, то начинаются. ЖЕНА РЫДАЕТ. Смешно, но демократическая общественность считает кликуши признаком большой любви. Ещё один пример противоположной оценки одного и того же феномена логиками и, наоборот, демократической общественностью.


Итак, жена или мать катается в истерике из-за изобличающей её гибели мужа или сына – и демократическая общественность видит в этом то, что она мужа любила. На самом деле, эта истерика или кликуши индикатор того, что эта баба предавала и тем подвела мужа под смерть – и о своём предательстве на подсознании знает. Знает кошка, чьё мясо съела ЖЕНА РЫДАЕТ. Вот чтобы заглушить голос совести и начинает катать истерики, визжать, плакать и так далее. На помощь сбегаются ассистентки – из числа точно таких же предательниц. ЖЕНА РЫДАЕТ.

 

Как жена может пособить мужу погибнуть на фронте? Механизм простой. Рассмотрим, к примеру, последнюю ночь перед уходом мужа на фронт или в партизаны. Жене бы, вместо того, чтобы трещать, какие все кругом бабы дуры, заткнуться бы и послушать. Действительно, послушать, с интересом, что муж расскажет о воинской дисциплине, товариществе как коллективном разуме и принципах войны, ведь рассказывая в присутствии заинтересованного слушателя, говорящий сам лучше начинает понимать предмет, о котором говорит, и его шансы стать на фронте неуязвимым резко повышаются. Даже если бы такая умеющая слушать жена получила бы похоронку, то кликуши бы у неё не начались. Но вот если в последнюю ночь она будет трещать или сосать, хуже того, врать ему как она его любит, как оценила, как будет ждать, потому как он её потряс своей необычностью, потому что ничего подобного она никогда не видела и никому похожему не сосала, то он улетит и подставится под пулю. НУ КУДА Ж ТЫ НОЧЬЮ. Так уж устроена жизнь – за совмещение с ложью расплачиваешься непременно. Нравится то кому или нет. Как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности.

 

Точно та же закономерность реализуется и в случае недоделанных мужчин – вроде Фёдора Фёдоровича: кликуши у него начнутся при контакте с тем, перед кем он виноват. Особенно сильные кликуши начнутся от контакта с тем, перед кем он особенно виноват. Кликуши у врача и начались – от контакта с раненым, который от операции Фёдора Фёдоровича и плохого ухода организованного всё тем же Фёдором Фёдоровичем, двигаться не мог спустя даже две недели. Как у блудливой жены после измены прилив нежности, так у врача-вредителя прилив гуманности и человеколюбия. Как следствие, Фёдор Фёдорович получает пулю в лоб от Фенбонга ВЫСТРЕЛЫ.

 

Но, спрашивается, почему Фёдор Фёдорович не поостерёгся? Стоял бы себе в уголке и молчал бы себе в тряпочку. Как так оказалось, что тормоза у Фёдора Фёдоровича отказали? А вот тормоза-то Фёдору Фёдоровичу снёс как раз Серёжка. Что интересно, при первой же встрече с Фёдором Фёдоровичем. Ни в одной экранизации нет, но в первой версии «Молодой гвардии» это есть. В 13-й главе.


Серёжке, чтобы подвести под пулю гада в белом халате, достаточно было сказать ему в глаза, что он считает его, Фёдора Фёдоровича, деятельность благородной. Иронично, конечно, сказал. Ну, и что должно было произойти в уме наоборотника Фёдора Фёдоровича в присутствии сильного логика Тюленина? А у наоборотника на логика непроизвольная реакция, неправильная реакция, им же самим своими подлостями доведённая до непроизвольности – опровергать слова логика.


Серёжка иронично сказал, что деятельность Фёдора Фёдоровича благородна, и Фёдор Фёдорович начинает хотеть доказывать, что его деятельность не только не благородна, но и вредительская. Закрученная ситуация: вредитель только тем обычно и занимается, что доказывает себе, что он не вредитель, а само благородство, а тут начинает в уме доказывать, что он – вредитель. Мозг его должен накалиться до критической температуры.

 

В результате хода Серёжки Фёдор Фёдорович начинает путанную речь. Вот она. Можете остановить компьютер, прочесть. А можно не останавливать, а прочесть потом, после наших комментариев. В этой путанной речи Фёдор Фёдорович не исповедует свои взгляды, а оправдывается почему он – скот, вредитель, антисталинист. Схема оправдания всех скотов одинакова: типа есть более высокая мораль, которуе все вокруг окружающие людишки не понимают. Вот по этой морали поступать по-скотски так, как поступает оправдывающийся, можно – и даже нужно. Помнится, Валько на переправе изобретает концепцию двух долгов – большого долга и малого долга – дескать, надо иногда во имя малого долга позабыть о большом долге. Вот, позабыв о большом долге, Валько, прыгнув в воду с понтонного моста, и поплыл в сторону берега с блядьми. Не гадить якобы поплыл, а справлять малый долг.

 

Если бы к аналогичной концепции в речи прибегнул Фёдор Фёдорович, то он бы стал смешон в глазах всех: сестры Серёжки, ещё друга Серёжки Лукьяненко и даже, скорее всего, той врачихи-блядушки. Этого Фёдор Фёдорович перенести бы не смог. И тогда Фёдор Фёдорович в состоянии плавящегося мозга начинает говорить, что он – ровня Сталину, а такие могучие люди, как он, Фёдор Фёдорович, и Сталин, живут по особой нравственной шкале – и никто им не судия.


Фёдор Фёдорович в своей мании величия уж совсем перегнул палку: прировнял себя к Сталину. Такого необоснованного приравнивания себя к Сталину Природа не прощает. Провидение не прощает даже меньшего. РАЗГОВАРИВАЕТ С ТОВАРИЩЕМ СТАЛИНЫМ.
Всё, вредитель Фёдор Фёдорович сам себя приговорил, крышу у него снесло окончательно, тормоза не держат, теперь до первого немца-убийцы и резонанса с ним.

 

И не спрячешься ни в каком погребе: немцы непроизвольно пойдут туда, где спрятался данный скот. Такой уж закон притяжения и отталкивания: неправого отталкивает подвиг, а притягивают подлецы, притягивают своей сущностью, которая сродни выгребной яме.

 

Если кто из зрителей считает, что это уж чересчур – предполагать у врача-вредителя наличие хотя бы следов совести, то можно рассмотреть другой слой механизма уничтожения Фёдора Фёдоровича. Рассмотрим полностью аналогичный случай – только вместо Фёдора Фёдоровича истерить будет бабка. Её само-собой тоже убьют ФРОНТ БЕЗ ФЛАНГОВ. Вот чем занималась бабка? Корову защищала? Как бы не так. Точно так же не так, как не защищал раненых Фёдор Фёдорович своей истерикой. Если бы бабку интересовала корова, то бабка бы уж вычислила способ, как корову вернуть, и дуром бы на пулю не пёрла. Ситуация с коровой снята отлично – весьма прозрачно. Дед нисколько не испугался. Бабка относится к тому типу бабок, которые делают всё наоборот от мужа. Сюда входит и доказательство, что она не хуже деда, а потому она здесь начальница. Итак, дед не испугался, смерти не боится. Я – ПАРТИЗАН Бабка кидается доказывать, что она тоже не боится СТАРУХА. Поскольку она на самом деле обосралась от страха, то её имитация отважности, иными словами кривляния, вызывает у немцев прилив негодования – и они начинают стрелять. Раздражают кривляния – бабка как раз и кривлялась. Отсюда следует, что если бесстрашный, скажем, уровня Молодой гвардии, человек воспротивится грабежу со стороны немцев, то они свою попытку ограбить оставят. Это в фильме «Молодая гвардия» показано великолепно. НА ПОВОЗКЕ Клава Ковалёва отняла у немцев узелок, а те нисколько не возмутились. Не возмутились, потому что Клава не кривлялась. Она – настоящий молодогвардеец.


Что до Валько, то он нисколько не сопротивлялся, что его грабят. ПОВТОРЫ Даже наоборот, посмотрите, как он помогает себя грабить. Аж вперёд подаётся. Всё понятно, Валько – обосрался. Вот если бы в этом своём состоянии страха перед немцами трус Валько стал разыгрывать возмущённое человеческое достоинство, не давал бы себя грабить, то его бы пристрелили как ту старуху. СТАРУХА Точно так же и Фёдора Фёдоровича пристрелили не за то, что он знал речитатив гуманиста, а за то, что он кривлялся. Фёдор Фёдорович кривляка, как та старуха с коровой. МУ-У-У-У

Серёжка и на этом уровне руку приложил. Серёжка одним только своим существованием заставляет трусов, вроде врача Феди, забыть о своих намерения бежать, и те начинают разыгрывать из себя храбрецов МУ-У-У. Врач Федя попался на ту же комбинацию, что и старуха с коровой. Это Серёжка его уконтропупил.

 

Здесь мы и подобрались к тому обобщению, что на пути возрастания в познании должно достигнуть уровень понимания особых взаимоотношений жреца с несогласными, вроде того врача-вредителя. Но есть уровень и покруче – взаимоотношений с согласными. Согласными вызволяться в Свет.
Оно, конечно, и взаимоотношения-то с тёмными толком не описаны. Даже на материале Молодой гвардии. Теории вопроса пока нет. Уж сколько лет существует музей Молодой гвардии, грандиозное по размерам здание, о Молодой гвардии писало множество авторов, одних экскурсоводов не перечесть, учительницы литературы тоже туда же, но никто из них не дотумкал, что Любка уконтрапупила Валько, а Серёжка уконтропупил врача-вредителя Фёдора Фёдоровича и, почти одновременно, Шульгу. А ведь этот уровень явно понимал Александр Фадеев, писатель и партизан, раз столь подробно описал контакт Серёжки с тем же врачом-вредителем.


Но, как уже было сказано, есть уровень и посложнее – контакт Серёжки с согласными. Этот уровень даже Фадеев подробно описал не весь. В частности, Фадеев, по сути, вообще не привёл ни одной детали, как Серёжка размещал 70 раненых, с помощью какого теста он отбирал таких для раненых хозяев, что в условиях чуть ли не тотального доносительства немцам, ни один раненый выдан ими не был.
Как Серёжка умел выцедить подходящих для этого дела людей?


В эпопее с 70 ранеными самое удивительное то, что ни немцы, ни полицаи не заподозрили ни один дом, в котором скрывались раненые, ни в один не ворвались с обыском или ради грабежа. С точки зрения теории вероятности это вообще похоже на чудо.

Рассмотрим детали этого «чуда». На самом деле, дома просто отталкивали. Серёжка всё и всегда делал не так как демократическая общественность. Есть фильм, в котором показано, как бы эта самая демократическая общественность поступила на месте Серёжки, будь перед ними поставлена задача укрыть раненых. Сериал «Последняя исповедь», 2006 год. В «Последней исповеди» от реальной Молодой гвардии остались только имена, остальное – матриархатные фантазии. К примеру, как демократическая общественность распределила бы раненых по будущим молодогвардейцам. Вот как оформлена эта фантазия. ПОСЛЕДНЯЯ ИСПОВЕДЬ 1 СЕРИЯ


Но Серёжка поступил не так. Он не отдал ни одного раненого ни одному будущему молодогвардейцу. Не взял и сам.
Для демократической общественности, ни под каким видом не желающей пользоваться головой по прямому назначению, непонятка. На самом деле, всё просто. Фенбонгов притягивают предатели и вредители, а отпугивает их подвиг. То есть, если отдать раненых только тем, для кого принять дома раненого это подвиг, то есть максимальный в данных условиях уровень проникновения в Светлый мир, то ни один фриц к такому дому не подойдёт. Всё просто.


Но подвиг ли это для Серёжки? Для него и его семьи, рискуя жизнью, взять в дом раненого не подвиг, а давно пройденный этап. Следовательно, дом от посещений фрицев будет не защищён. То же самое и будущие молодогвардейцы – им предстояло провернуть шаманское мероприятие огромной значимости, причём коллективное, для такого мероприятия годятся только те, для кого принять дома раненого, рискуя жизнью – давно пройденный этап. Так что глубоко закономерно, что Серёжка, распределяя раненых, их будущим молодогвардейцам не роздал. И вообще Серёжка, размещая раненых, не только их спасал, а, прежде всего, обустраивал рост жителей Краснодона – через подвиг.

 

Серёжка и во всём прочем поступал не так, как демократическая общественность. Скажем, когда Серёжка был уже ранен при штурме Каменска, он почему-то предпочёл остаться на немецкой стороне, и вышел на хутор, в котором он безошибочно обратился к правильной женщине, для которой принять Серёжку было подвигом – и ни один гад в тот дом не пришёл с обыском. Хозяйка дома обиходила Серёжке рану, дала отдохнуть, и сама предложила схрон, дескать, в окрестностях их хутора немало заброшенных шахт, в них легче лёгкого спрятаться. Пока фронт не прошел поверх, она берётся ему, Серёжке, еду носить. Полная безопасность. Но Серёжке укрыться – это по бытовому образу мысли. ЧЁ Ж ТЫ ТАМ НЕ ОСТАЛСЯ Сестра Тюленина, хотя и выросла в патриархатной семье, так же как и Серёжка, но благословения не приняла и осталась самой типичной. Надя – от первого брака матери Серёжки, она не от Гаврилы Петровича, но выросла она при Гавриле Петровиче, она старше Серёжки на 10 лет. Надя явно считает Серёжку неправым всегда. БУДУ УБИВАТЬ. Какой красноречивый жест! Фёдора Фёдоровича Надя тоже, верно, считала правильным врачом. И всех врачей – лапочками. И «дело врачей», которое готовил Сталин, наверное, восприняла не как признак здоровья народа, а как непомерную жестокость правителя. Ну, что с такой Нади возьмёшь? Типичная тупица, демократическая общественность.

 

Как мы видим по фильму и книге жреческое образование молодогвардейцев Серёжка начал с «дела врачей». Эта ступень необходима для того, чтобы вернуть в восприятии жизни верную ориентацию полюсов добра и зла. Но молодогвардейцы до самого начала пыток эту верную ориентацию обрести не смогли. По-прежнему поступали наоборот от Серёжки. Это можно узнать из этого эпизода. СЕРЁЖКА: ГАДКИЙ МАЛЬЧИШКА Я ГОВОРИЛ. Но массовый подвиг состоялся, значит, смысл «дела врачей» молодогвардейцы поняли – пусть только в период пыток. Очень может быть, что особенно активно из числа полицейских усердствовали в пытках врачи. От русского народа правители-антисталинисты скрывают, что верхушкой полиции были антисталинисты вообще, коммунисты-антисталинисты, в частности, в ещё большей степени должно скрываться, что в полиции главными заплечных дел мастерами были врачи. Учителей, что они были любителями пытать и мучить, сидящие на информационных потоках ещё сдают, а вот врачей укрывают. Косвенное подтверждение то, что и нынешние антисталинисты аж заходятся от такого сочетания – «дело врачей». Дескать, раз Сталин курировал расследование дела врачей-вредителей, то это свидетельствует о слабости ума Сталина, ведь вся демократическая общественность знает, что врачи – это существа беспорочные, сущие ангелы, к тому же в белых халатах А ДОКТОРУ ПОЕСТЬ НУЖНО.

 

Что и говорить, первый шаг восстановления верной ориентации самый трудный – вот молодогвардейцы не сразу и поняли. А Я ВЕДЬ ГОВОРИЛ Ничего, во время пыток, ощущая свои истерзанные тела, урок, преподанный Серёжкой на примере Фёдора Фёдоровича, поняли. Полюса приняли правильное положение.

 

Что и говорить, Серёжка всегда действовал по иной логике, чем демократическая общественность – он вернулся в Краснодон, точно зная, что молодогвардейцев по Краснодону разыскивают, особенно будут разыскивать членов штаба. Носом землю рыть будут, чтобы их разыскать.
И тогда, уходя из хутора, раненый Серёжка тоже шёл обустраивать в Краснодоне подвиг, тоже массовый, но уже очень высокого уровня.
Когда вспоминают о спасении 70 раненых, то и доныне говорят только об одной грани – что именно приобрели раненые от того, что были помещены к странному контингенту людей, чьи дома гитлеровцы обходили. Но есть и другие грани – приобрели и сами хозяева этих домов.
Приобрели и молодогвардейцы, а иначе, зачем было включать в фильм этот ненужный, казалось бы, эпизод? ФФ УБИЛИ


Приобрёл и Серёжка. Он подключился к ресурсам, которые умножились за счёт совершения подвигов, пусть и небольших, вроде спасения раненых, но всё-таки умножились. В результате, Серёжка явно увидел будущее – о себе самом, увидел себя умирающим в боковой штольне, ответвляющейся от основного ствола шахты № 5, провидел себя всего переломанного, с выколотым глазом, только что выбравшегося с целой горы сброшенных в ствол шахты героев. Это была победа, ведь всё получилось: молодогвардейцы совершили подвиг. Теперь Серёжка мог в боковой штольне приступить к главному, ради чего, собственно, всё в Краснодоне и затевалось. БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ

Категория: Видео | Добавил: vals
Просмотров: 343 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]