Суббота, 24.06.2017, 20:08
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Герои » Партизаны

Рельсовая война
28.06.2013, 11:04
Рельсовая война партизан
 
«... Уже завтра можно будет вздохнуть свободно, не озираясь на небо, лес и не думая об этом проклятии – партизанах.
 - Дрезина? – и Ульрих шагнул к путям, одновременно сдергивая винтовку и досылая патрон в патронник. Встав на путях, он поднял левую руку с зажатым в ней фонариком и пару раз включил его. Звук двигателя стал отчетливее. Еще через секунду напарник Генца, Макс Фаббер увидел как из темноты на Ульриха налетело нечто черное , огромное и сбив его с ног унеслось в сторону станции позвякивая на стыках железом.
 
Он подбежал к стонавшему Ульриху и перевернул его на спину.
 
 - "Оно летело высоко над землей, а ударило по ногам...” – прохрипел старший патруля и уронил голову на шпалы. И тут его лицо осветилось. Оно становилось все светлее с каждой секундой и напарник понял, что рассвет наступил сегодня раньше обычного . А когда он повернул голову к станции он понял, что это последний рассвет в его жизни. Станция на его глазах превращалась в клокочущее жерло вулкана которое выплевывало тысячи тонн лавы в небо.
И это небо начало падать на них.»
 
Белорусские партизанские соединения использовали в операции "рельсовая война” изделия подземных партизанских авиазаводов. Легкий одномоторный верхнеплан начиненный 150 килограммами ТНТ, с легкостью настигал вражеские эшелоны и уничтожал врага. Сборка производилась партизанами на рельсах, сразу после прохождения немецкого эшелона. Старт и полет верхнеплана осуществлялся в автоматическом режиме. Автомат-камикадзе настигал врага на скорости 150 км в час, используя еще теплые после прохождения вражеского эшелона рельсы.
 
В июне 1943 ЦК КП(б) Белоруссии принял постановление «О разрушении железнодорожных коммуникаций противника методом рельсовой войны», в котором предложен план уничтожения рельсов одновременным массовым ударом, с целью тем самым сделать невозможным быстрое восстановление противником железнодорожных путей, лишить гитлеровцев беспрепятственного подвоза живой силы, техники и боеприпасов.
 
Операция «Рельсовая война» — крупная операция, проведённая советскими партизанами с 3 августа по 15 сентября 1943 года на оккупированной территории РСФСР (Ленинградской, Смоленской, Калининской, Орловской области), БССР и части УССР для оказания помощи Советской Армии в завершении разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве 1943 года и развитии общего наступления по белгородско-харьковскому направлению. Только в Белоруссии железнодорожное движение было парализовано на 15—30 суток. Эшелоны с войсками и боевой техникой, срочно направляющиеся в сторону Орла, Белгорода и Харькова, застревали в пути и уничтожались партизанами. Перевозки противника сократились на 35—40 %. Оккупанты понесли огромные потери.
 
В ночь 3 августа 1943г мощным огневым ударом была смята вся вражеская охрана железнодорожных путей в тылу врага (протяженность 1000 км, в глубину 750км) 
4-6 августа дорога бездействовала, а партизаны продолжали наносить удары. В рядах противника возникла паника. Пошли слухи, что Красная Армия прорвала фронт и наступает. Были и другие разговоры - рельсы взрывают не партизаны, а несколько тысяч специально подготовленных диверсантов-парашютистов.
 
Операция была разработана Центральным штабом партизанского движения очень тщательно. Каждый отряд получил конкретную цель, все было расписано до минуты, каждая группа четко знала и свою цель.
 
Железнодорожные разъезды и линейные станции стали охраняться гарнизонами численностью до 150 человек, через каждые 2 — 3 км пути выставлялись заставы силой до взвода, а через каждые 200 — 300 м сторожевые посты по 2 — 3 человека. Участки между заставами патрулировались группами солдат на дрезинах, вооруженных пулеметами. Чтобы лишить партизан скрытых подступов к железнодорожному полотну, фашисты повсеместно выжигали и вырубали леса и посадки вдоль железных дорог, ограждали пути колючей проволокой, а подступы к ним минировали. Несмотря на это, советские партизаны объединенными усилиями нескольких отрядов и даже соединений ликвидировали многие опорные пункты гитлеровцев.
 
Операция «Концерт» — операция советских партизан, проводившаяся с 19 сентября по конец октября 1943 год, известна как второй этап операции «Рельсовая война» и совпавшая с осенним наступлением Красной Армии. В ходе данной операции было подорвано 150 тысяч рельсов, пущено под откос более 1000 эшелонов, уничтожено 72 железнодорожных моста, разгромлено 58 гарнизонов.
 
 
При осуществлении этих операций использовались толовые заряды и самые разнообразные минные устройства - от миниатюрных магнитных мин, мин замедленного действия (МЗД) и неизвлекаемых мин (НМ) до мощных фугасов. В ход пускались и самодельные мины, изобретенные самими подрывниками.
 
Необходимо было умение и при маскировке мин. На месте их установки не должно было оставаться никаких следов работы минеров. Нельзя было перемешивать сухие верхние слои земли с сырыми нижними - это сразу вызвало бы подозрение охранников. Лишнюю землю собирали в плащ-палатку и уносили с собой. Установив мину, сверху укладывали побеленные известью камешки. 
 
Как правило, если кто-нибудь из охраны подрывался при разминировании, фашисты отказывались от попыток извлекать мины и взрывали шашками тола или гранатами все подозрительные места на полотне. В этой связи партизаны делали ложные установки с демаскирующими признаками.
 
Подрывники не прекращали своих операций и после того, как заканчивались запасы мин и тола. Отсутствие боеприпасов и взрывчатки компенсировалось смекалкой и находчивостью диверсантов.
Так, при обстреле живой силы противника, рельсы смазывались заранее салом, что значительно замедляло скорость состава и позволяло прицельно обстреливать противника. 
Вражеские эшелоны были пущены под откос с помощью обычного гаечного ключа и лома, которыми развинчивали и демонтировали железное полотно. 
В лесах и на полях оставалось много артиллерийских снарядов. Подрывники научились добывать из них тол.
Так, в отряде "Боевой" этот способ добычи взрывчатки первым предложил начальник штаба, бывший артиллерист Л.А.Попковский.Боец Г.А.Семенов разработал технологию выплавки тола из снарядов на кострах. Удалось добыть 5,5 т тола. Своим опытом "Боевой" поделился с другими отрядами.

Технический листок № 1 УШПД рекомендует партизанам помимо засад применять натяжные противопехотные мины. В виду того, что ночью патрули и собака не могли видеть натянутую нить, была велика вероятность уничтожения противника, не вступая с ним в бой. Противопатрульные мины практиковалось устанавливать не ближе одного километра от места установки противопоездной мины. 

Сам приказ подрывать рельсы вызвал у многих руководителей партизанского движения недоумение. По мнению одного из них, помощника начальника ЦШПД по диверсиям И.Г.Старинова, "одновременный удар по вражеским коммуникациям был необходим, но взрывать рельсы?! Чушь какая-то"   Партизаны подрывали рельсы вместо организации крушений поездов, что было, конечно же, проще и безопаснее по исполнению. 

К еще одному из видов диверсий, совершаемых партизанами, следует отнести разрушение мостов. Мосты, которые подвергались диверсиям, были самые различные как по своей структуре (деревянные, железобетонные), так и по стратегическому значению. Лучшим способом разрушения деревянных мостов, являлось сжигание надводной или подрыв подводной частей моста.

        Подрыв железобетонных мостов осуществлялся путем минирования пролетных строений и опор. Пролетные строения подрывались в одном месте, если они были не более 10 м, в двух местах, если были более указанной длины.

«...Во время отступления фашистских войск от Волоколамска группа партизан под командованием С. Г. Дороченкова в одну из ночей в самую вьюгу обезоружила и уничтожила охранников на разъезде Обовражье, восточнее Погорелого Городища.
В это время к разъезду приближался с фронта воинский эшелон, а с глубокого тыла — эшелон с горючим. Партизаны перевели железнодорожную стрелку. Произошло крушение, в результате которого погибло более 200 немецких офицеров. Эшелон с горючим был сожжен.
 
Крушение на разъезде Обовражье наделало много шума. Противник усилил охрану железнодорожных объектов. Однако через несколько дней партизанам удалось заминировать ж.-д. мост около станции Княжьи Горы и взорвать транспорт с боеприпасами...» Их танковым корпусам остро требовалось горючее. Сотни танков и много автомашин с боевой техникой так и остались в волоколамских сугробах...» 
 

«...При каждой встрече с Шурминым Константин Сергеевич Заслонов напоминал ему об этом:

 — Как бы вывести из строя водоснабжение, а?

 — Выведем. Пусть только усилятся морозы. В два счета выведем! — уверял Шурмин.

 Он рассказал Заслонову, что собирался сделать. Достаточно было перекрыть три-четыре колодца — и мороз доделает остальное: вода в трубах замерзнет и трубы лопнут.

 — Думаю, что уже пора перекрыть! — сказал Константин Сергеевич Шурмину, придя к нему после разговора с Контенбруком. — Морозец знатный!

 — Хорошо, завтра прикроем их лавочку! — согласился Шурмин. — Вот-то забегают фрицы!

 И на следующий день оршанский железнодорожный узел вдруг оказался без воды.

 Катастрофа разразилась с утра.

 Утром словно высохли все краны. Паровозы ездили от одной колонки к другой, — нигде не было воды. Помощники машинистов во все стороны крутили винт — не помогало: кран хрипел, как удавленник, а потом и совсем затих.

 За отсутствием воды остановилась работа в цехе промывочного ремонта паровозов.

 По станции забегали кухонные солдаты и повара из немецкого госпиталя, расположенного в здании вокзала: нигде не оказалось воды, срывался утренний кофе.

 К ним присоединились солдаты проходивших через Оршу немецких эшелонов. Бренча пустыми флягами и манерками, бегали немцы по вокзалу, путям и пристанционному поселку в поисках воды. У всех на языке было одно слово: «Вассер!».

 Контенбрук метался, как угорелый, но сделать ничего не мог. Он вызвал к себе Шурмина.

 Шурмин пожимал плечами и говорил, глядя прямо в белесые, злые глаза шефа:

 — А я тут при чем? Сами видите, какой мороз! Господин Манш знает, что и до войны не все колодцы были в исправности!

 Найти из трехсот колодцев поврежденные было немыслимо: все триста лежали под снегом; оставалось ждать тепла весны.

 Орша, регулярно отправлявшая поезда, теперь застопорила движение. На всех путях столпились составы. Для того, чтобы паровоз мог отправиться из Орши с составом, приходилось сначала ему самому ехать куда-то за водой. Вода очутилась за «тридевять земель»: в сторону Смоленска — не ближе станции Красное, до которой пятьдесят километров, а по направлению к Минску и того более — шестьдесят девять километров, на станции Славное.

 Это отнимало много времени и путало весь график движения поездов.

 А найти виновных не удалось. Виновным опять оказался дед-мороз, тот дед-мороз, которого всегда так любили изображать немцы: с пушистой длинной бородой и ворохом разных рождественских подарков...» 
 

Следует отметить, что партизанские диверсии были одним из самых эффективных и дешевых видов нарушения работы тыла противника.

        Так, немецкая авиация, по данным Управления МПВО НКПС СССР, на один час перерыва движения на двухпутном участке расходовала в первые месяцы войны 1500 кг, а в 1944 г. до 7500 кг авиабомб. Опытные диверсанты расходовали при крушении поездов на один час перерыва движения 2,4-3,5 кг минновзрывных средств или в 625-2100 раз меньше, чем немецкая авиация.

В основе диверсионной деятельности партизанских формирований лежала боевая работа небольших по своей численности групп подрывников. 

Предусматривался тщательный подбор состава для диверсионных групп. Помимо честных, проверенных и смелых людей, предпочтение отдавалось людям, знакомых с техникой. При подготовке их уделялось внимание как работе с подрывными и зажигательными средствами, так и расчетам по разрушению и умению оценить жизненные части сооружений и агрегатов.

        Акции партизанских отрядов, созданных, в том числе на базе оперативных групп органов государственной безопасности, внесли неоценимый вклад в проведении диверсионной войны в тылу врага.

       Среди подрывников Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН НКВД СССР) были асы минноподрывного дела, на личном счету которых от 10 до 20 и более спущенных под откос вражеских эшелонов, взорванные мосты, станционные сооружения и другие объекты. К их числу принадлежали Е.А.Телегуев (на личном счету - 20 эшелонов), П.С.Лисицын (19), И.В.Майский (18), Э.Б.Соломон (Калошин - 17).

 

Категория: Партизаны | Добавил: TataNikita
Просмотров: 1215 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]